RUS
EN
 / Главная / Все новости / В Милане развенчивали стереотипы о России и о русских

В Милане развенчивали стереотипы о России и о русских

Оксана Беженарь
02.07.2018


В воскресенье, 1 июля, в рамках Фестиваля «Вблизи никто не нормален» (оригинальное название Da vicino nessuno è normale) в сотрудничестве с Русским центром Миланского государственного университета прошёл второй вечер русской культуры.

Эта встреча была посвящена стереотипам о России и русских. Методист центра Оксана Беженарь вместе с пришедшими на вечер обсудили происхождение стереотипов, вспомнили русские национальные символы, попытались жестикулировать по-русски и даже гадали по роману «Евгений Онегин». А ещё итальянцы узнали, как повлияли на формирование стереотипного образа Италии в России телесериал «Спрут», поп-звёзды итальянской эстрады и детская литература.

Учащийся второго курса департамента межкультурной коммуникации Андреа Марабезе провёл две игры: «Определи национальность по стереотипам» и «Чёрный ящик». Самым активным участникам встречи и победителям игр были вручены призы: красочные книги для самых маленьких, магниты с изображением памятников русской архитектуры.

В завершение вечера писатель и переводчик Паоло Нори прочитал собравшимся отрывок из «Записок юного врача» по рассказам М.А. Булгакова. 

Рубрика:
Тема:
Метки:
образование, Русский центр в Милане, стереотипы

Новости по теме

Новые публикации

За последние 30 лет произошла коренная ломка речевого этикета деловой коммуникации: от привычной схемы «руководитель – подчинённый» она переходит на модель, когда нужно завоевать внимание и уважение своего адресата. О том, как иногда это непросто приживается, рассказывает доцент кафедры русского языка Института лингвистики РГГУ Наталья Гурьева.
Третья волна эмиграции из СССР, также как и вторая, проходила в условиях «холодной войны», что предопределило ее роль в формировании образа России за рубежом. При этом данная волна имела весьма существенную специфику, поскольку основной её поток состоял из национальной еврейской эмиграции, лишь дополнявшейся незначительной по численности, но значимой с точки зрения пропагандистского эффекта второй составляющей – т. н. «диссидентской», впрочем, также имевшей свою, и достаточно значительную, еврейскую составляющую.