RUS
EN
 / Главная / Публикации / «Все революции рукотворны»

«Все революции рукотворны»

Александра Белуза31.10.2017


Б. Кустодиев. Большевик, 1920 г.

Выходит в свет книга «Октябрь. 1917», в основу которой легли архивные документы и воспоминания современников. Автор книги, известный российский историк, председатель Комитета Госдумы по образованию и науке, председатель правления фонда «Русский мир» Вячеслав Никонов рассказал о природе всех революций.Октябрьская революция тоже была рукотворной. 

– Вячеслав Алексеевич, Вы как-то заметили, что в истории не было ни одной революции, которую сделал народ.

– Любая революция – это процесс смены власти или процесс разрушения конституционной власти с использованием методов политической мобилизации. Народные массы для революции обязательно нужны, они подключаются, но революции все рукотворные. При жизни нашего поколения произошло довольно много революций. В соседних с нами странах, «цветные революции» и так далее. Существует хорошо документированная история практически каждой из них. У каждой есть имя и фамилия людей, которые их организовывали, заказывали и финансировали. Это касается любых революций в истории человечества. Американскую революцию, например, готовили отцы-основатели, которые создали интеллектуальную базу, написали Декларацию независимости, а затем возглавили вооружённую борьбу за независимость. Все революции рукотворны.

– Революция 1917 года не исключение?

– Конечно, у неё были творцы. Другое дело, что Февральская революция во многом осталась безымянной. Существует популярная теория, может быть, даже доминирующая, что Февральская революция была стихийной. С этим я абсолютно не согласен. Её готовило большое количество сил – в российской элите, олигархате, руководстве политических партий, фракций Прогрессивного блока Государственной думы, верхушке генералитета, а также за рубежом. Слишком много людей эту революцию готовили, чтобы считать её спонтанной. И не было ничего спонтанного в саботаже подавления революционных выступлений со стороны армии, которая и заставила Николая II отречься от престола. Другое дело, что Февральская революция очень быстро стала непопулярной, так как её результатом стало разрушение российской государственности, и реальные творцы предпочли, чтобы их имена не сильно звучали.

Октябрьскую революцию активно готовили большевики и этого не скрывали, Ленин об этом писал в газетах. План революции известен до деталей, до лиц, до минуты. Октябрьская революция тоже была рукотворной, её течение, характер и исход определили, в первую очередь, Ленин и Троцкий.о дворца. Фото: ТАСС

– Большевики просто всех переиграли или сработали внутренние пружины?

– Сама по себе власть не рушится. Чтобы она рухнула и кто-то её подобрал, нужны усилия всех сторон. Главная причина Октябрьской революции заключалась в тех очевидных просчётах, которые были допущены Временным правительством. Все, что можно было сокрушить в стране, ведущей войну, было сокрушено.

– Включая, кстати, правоохранительную систему.

– Была полностью уничтожена правоохранительная система, полиция, спецслужбы, разведка и контрразведка. Была уничтожена вертикаль власти, институт губернаторов, система управления экономикой. Была уничтожена сама экономика, поскольку на предприятиях всем начали заведовать фабзавкомы, которые устанавливали продолжительность рабочего дня, и она очень скоро стала ниже восьми часов, порядок увольнения, оплату труда, которая мгновенно выросла в разы, хотя страна перестала работать. Временное правительство ликвидировало рыночные механизмы обеспечения России хлебом, введя карточную систему и систему специального распределения, фактически продразвёрстки. Причем на содержание тех органов, которые занимались распределением продовольствия, тратилось больше денег, чем стоил весь хлеб, который они распределяли. В условиях, когда налоговая система рухнула вместе с государством, единственным инструментом экономической политики стал печатный станок, и к октябрю 1917 года рубль стоил не больше шести довоенных копеек. В стране уже шли голодные бунты, грабежи железнодорожных составов и барж с хлебом, полная разруха. То есть в течение нескольких месяцев политики Временного правительства от великой страны мало что осталось. И большевики подбирали власть, которую никто тогда даже не стал защищать. Прежде всего, не стала защищать армия, её правительство тоже успело разрушить, потеряв поддержку и командного состава, который склонялся, скорее, к Корнилову, и рядового состава, который пошёл в основном за большевиками.

Большевики в тот момент оказались, пожалуй, единственной организованной политической силой, с собственными вооруженными отрядами, готовыми и желающими брать власть. И они её взяли, используя в качестве идеологических инструментов два основных лозунга – мира и земли. Лозунг мира был важен для 10-миллионной армии, а лозунг земли – и для той же армии, крестьянской в своей основе, и для остальных крестьян, составлявших в то время 85 процентов населения.

– Иными словами, опять виновата элита?

В любых исторических катаклизмах, в конечном счёте, виновата элита

– В любых исторических катаклизмах, в конечном счёте, виновата элита. Ещё Платону было известно, что элита вообще неуязвима для народных масс, если она не разделена. Но если элита расколота, то в этом случае она становится весьма и весьма уязвимой, в том числе и для революционных потрясений.

– В своей новой книге Вы называете Февральскую революцию «революцией семечек».

– Не только Февральскую, вообще 17-й год.

– То есть это относится и к Октябрьской революции?

– «Революция семечек» началась после февраля. Рабочие стали меньше работать, а в армии перестали соблюдать дисциплину. Отсюда – огромное количество шествий, праздно шатающихся людей на улицах и тех самых семечек, ставших символом безделья и распада социальных устоев. Солдаты стояли на посту в расхристанном виде (если стояли, а то и сидели или лежали) и лузгали семечки. Люди шли на манифестации с семечками во рту. Любые мемуары того времени содержат описание звука шелухи, которую ветер гонял по не убиравшимся улицам российских городов.

– С Вашей точки зрения, это был неизбежный перелом или всё-таки история могла взять иной, менее кровавый, поворот?

– Я не сторонник исторического детерминизма. Всё, что происходит, так или иначе связано либо с деятельностью, либо с бездеятельностью людей. Поэтому я не считаю революцию 17-го года исторически неизбежной. Она тоже была воплощением действий и бездействия, причём ситуация могла развернуться в самые разные стороны из-за поведения одного-двух человек.

Если бы, скажем, генерал Алексеев 2 марта не заставил Николая II отречься от престола, то революционное восстание в Петрограде можно было подавить, во всяком случае, шансы на это были большие. Если бы поймали и казнили Ленина, как пытались сделать после июльских событий, тоже неизвестно, куда бы пошла революция, была бы она вообще. Или если бы Троцкого не пропустили в Россию британские власти, задержавшие его в Канаде, но затем уступившие давлению со стороны американских властей. От людей, от лидеров очень много зависит.

– Вы сказали о роли Временного правительства, о роли большевиков, а как Вы описываете в книге роль династии Романовых?

– Об этом в основном моя предыдущая книга, посвящённая Февральской революции. К октябрю 17-го династия Романовых большой роли уже не играла. После февраля это роль в основном страдательная. Это роль мучеников. А также жупела, против которого вели борьбу все политические силы много месяцев после того, как Февральская революция свершилась. Выходило огромное количество литературы, в том числе порнографической, о царской семье, ставшей символом старого режима. Борьба против проклятого самодержавия стала флагом всех без исключения политических партий.

– Почему российское общество пока не научилось вести спокойные дискуссии о революции 1917 года? Прошло уже 100 лет, а тема до сих пор взрывоопасна.

– Это одна из стержневых тем политических разногласий – оценка советского прошлого. Революция 17-го года – это действительно очень крупное историческое событие, едва ли не самое крупное в истории нашей страны. Оно во многом повлияло и на всю мировую ситуацию, сказалось на судьбах миллионов людей, привело к власти партию, которая олицетворяла собой нашу страну на протяжении большей части ХХ века. Партию, которая до сих пор является активной политической силой, против которой тоже ведётся политическая борьба и которая, в свою очередь, доказывает свою историческую правду. Поэтому споры, идущие с первого дня революции, продолжаются до настоящего времени и, думаю, будут продолжаться достаточно долго. Мы по-прежнему находимся в дискурсе, заданном 1917 годом, а затем – Гражданской войны. По-моему, она до сих пор не закончилась, по крайней мере, в умах большого количества людей. Революция остаётся в центре наших традиционных идеологических расколов между западниками и почвенниками. Это одна из эмоциональных тем, разъединяющих российское общество. То же самое можно сказать о Русском мире. Фонд «Русский мир», планируя в этом году свою работу, обсуждал ряд мероприятий, связанных со столетием революции. В итоге мы решили их не проводить по одной простой причине: я не нашёл ни одной страны, где проведение этих мероприятий могло бы сработать на сплочение Русского мира.

– Что главное Вы хотели сказать в своей книге об Октябрьской революции?

– События 1917 года были, пожалуй, одними из самых трагичных в истории нашей страны, когда был упущен шанс на её эволюционное развитие в общеевропейском контексте. Наша страна вступила на очень ухабистый путь, предложив всему миру альтернативную модель общественного развития. ХХ век в итоге оказался трагичным для России, мы теряли население, мы теряли земли. Мы распадались дважды – после 1917 года и в 1991 году. Основной вывод, который я делаю в конце книги: не дай Бог нам ещё раз пережить нечто похожее на революцию 1917 года, потому что ещё одной революции наша страна может и не выдержать.


Также по теме

Новые публикации

Памятник Илье Муромцу недавно с помпой открыли в Киеве. На Украине событие подали как весомый (ещё бы – две тонны бронзы) аргумент в пользу версии о черниговском происхождении Ильи Муромца. У соседей же считают, что богатырь родился под Черниговом, а не в Карачарове Владимирской области, как следует из былин канонического цикла. О том, что связывает былинного богатыря с Муромом, узнал корреспондент «Русского мира».
Близится начало нового учебного года, и в русскоязычном сообществе Южной Кореи идёт активное обсуждение русских учебных заведений, школ, кружков и детских клубов.  Родители выбирают детям их учебный путь: отдать в корейскую, русскую или международную школы, подбирают факультативы и программы домашнего образования, ищут, как и где можно обеспечить детям комфортную среду для дружбы и общения.
За последние годы количество студентов, изучающих русский язык на филологическом факультете Ферганского государственного университета, выросло в несколько раз. После долгих лет забвения русский язык сегодня требуется практически везде, отмечает старший преподаватель кафедры русского языка и литературы филологического факультета ФГУ Олеся Веч.
В марте 2018 года сопредседатель партии Русский союз Латвии (РСЛ) Мирослав Митрофанов приступил к обязанностям депутата Европарламента, сменив на этом посту Татьяну Жданок. В интервью «Русскому миру» он рассказал, как русскоязычные депутаты добиваются решений ЕП в пользу своих соотечественников в Прибалтике.
В соответствии с Франко-русской военной конвенцией 1892 года, наши страны были союзниками в той войне, которую во Франции всегда называли Великой войной, а в царской России – Второй Отечественной. Мы называем ту жестокую войну Первой мировой, и в этом году мир готовится отметить столетие её окончания.
255 лет назад – 3 августа (22 июля по старому стилю) 1763 года русская императрица Екатерина II подписала манифест, дозволяющий иностранцам селиться в России. И вот поначалу сотни, тысячи, а потом и сотни тысяч европейцев обрели на территории Российской империи новую родину, а вместе с ней и новую – зачастую более успешную – жизнь.
Сохранение традиционных ценностей, восстановление после «литературной катастрофы» девяностых, интерес к истории, мифологии и строгому реализму, поиск здравого смысла как цементирующей основы культуры – эти и другие вопросы обсуждались на семинаре «Долг, ответственность, время: современная картина мира глазами русских писателей», который провела Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы в Буэнос-Айресе 11–13 июля.
Ответ на этот весьма непростой вопрос пытались найти для себя российские участники двустороннего семинара «Современные миграционные процессы и их общеевропейские вызовы». Семинар прошёл с 26 по 28 июля в стенах Академии политического образования в баварском городке Тутцинг