RUS
EN
 / Главная / Публикации / «Все революции рукотворны»

«Все революции рукотворны»

Александра Белуза31.10.2017


Б. Кустодиев. Большевик, 1920 г.

Выходит в свет книга «Октябрь. 1917», в основу которой легли архивные документы и воспоминания современников. Автор книги, известный российский историк, председатель Комитета Госдумы по образованию и науке, председатель правления фонда «Русский мир» Вячеслав Никонов рассказал о природе всех революций.Октябрьская революция тоже была рукотворной. 

– Вячеслав Алексеевич, Вы как-то заметили, что в истории не было ни одной революции, которую сделал народ.

– Любая революция – это процесс смены власти или процесс разрушения конституционной власти с использованием методов политической мобилизации. Народные массы для революции обязательно нужны, они подключаются, но революции все рукотворные. При жизни нашего поколения произошло довольно много революций. В соседних с нами странах, «цветные революции» и так далее. Существует хорошо документированная история практически каждой из них. У каждой есть имя и фамилия людей, которые их организовывали, заказывали и финансировали. Это касается любых революций в истории человечества. Американскую революцию, например, готовили отцы-основатели, которые создали интеллектуальную базу, написали Декларацию независимости, а затем возглавили вооружённую борьбу за независимость. Все революции рукотворны.

– Революция 1917 года не исключение?

– Конечно, у неё были творцы. Другое дело, что Февральская революция во многом осталась безымянной. Существует популярная теория, может быть, даже доминирующая, что Февральская революция была стихийной. С этим я абсолютно не согласен. Её готовило большое количество сил – в российской элите, олигархате, руководстве политических партий, фракций Прогрессивного блока Государственной думы, верхушке генералитета, а также за рубежом. Слишком много людей эту революцию готовили, чтобы считать её спонтанной. И не было ничего спонтанного в саботаже подавления революционных выступлений со стороны армии, которая и заставила Николая II отречься от престола. Другое дело, что Февральская революция очень быстро стала непопулярной, так как её результатом стало разрушение российской государственности, и реальные творцы предпочли, чтобы их имена не сильно звучали.

Октябрьскую революцию активно готовили большевики и этого не скрывали, Ленин об этом писал в газетах. План революции известен до деталей, до лиц, до минуты. Октябрьская революция тоже была рукотворной, её течение, характер и исход определили, в первую очередь, Ленин и Троцкий.о дворца. Фото: ТАСС

– Большевики просто всех переиграли или сработали внутренние пружины?

– Сама по себе власть не рушится. Чтобы она рухнула и кто-то её подобрал, нужны усилия всех сторон. Главная причина Октябрьской революции заключалась в тех очевидных просчётах, которые были допущены Временным правительством. Все, что можно было сокрушить в стране, ведущей войну, было сокрушено.

– Включая, кстати, правоохранительную систему.

– Была полностью уничтожена правоохранительная система, полиция, спецслужбы, разведка и контрразведка. Была уничтожена вертикаль власти, институт губернаторов, система управления экономикой. Была уничтожена сама экономика, поскольку на предприятиях всем начали заведовать фабзавкомы, которые устанавливали продолжительность рабочего дня, и она очень скоро стала ниже восьми часов, порядок увольнения, оплату труда, которая мгновенно выросла в разы, хотя страна перестала работать. Временное правительство ликвидировало рыночные механизмы обеспечения России хлебом, введя карточную систему и систему специального распределения, фактически продразвёрстки. Причем на содержание тех органов, которые занимались распределением продовольствия, тратилось больше денег, чем стоил весь хлеб, который они распределяли. В условиях, когда налоговая система рухнула вместе с государством, единственным инструментом экономической политики стал печатный станок, и к октябрю 1917 года рубль стоил не больше шести довоенных копеек. В стране уже шли голодные бунты, грабежи железнодорожных составов и барж с хлебом, полная разруха. То есть в течение нескольких месяцев политики Временного правительства от великой страны мало что осталось. И большевики подбирали власть, которую никто тогда даже не стал защищать. Прежде всего, не стала защищать армия, её правительство тоже успело разрушить, потеряв поддержку и командного состава, который склонялся, скорее, к Корнилову, и рядового состава, который пошёл в основном за большевиками.

Большевики в тот момент оказались, пожалуй, единственной организованной политической силой, с собственными вооруженными отрядами, готовыми и желающими брать власть. И они её взяли, используя в качестве идеологических инструментов два основных лозунга – мира и земли. Лозунг мира был важен для 10-миллионной армии, а лозунг земли – и для той же армии, крестьянской в своей основе, и для остальных крестьян, составлявших в то время 85 процентов населения.

– Иными словами, опять виновата элита?

В любых исторических катаклизмах, в конечном счёте, виновата элита

– В любых исторических катаклизмах, в конечном счёте, виновата элита. Ещё Платону было известно, что элита вообще неуязвима для народных масс, если она не разделена. Но если элита расколота, то в этом случае она становится весьма и весьма уязвимой, в том числе и для революционных потрясений.

– В своей новой книге Вы называете Февральскую революцию «революцией семечек».

– Не только Февральскую, вообще 17-й год.

– То есть это относится и к Октябрьской революции?

– «Революция семечек» началась после февраля. Рабочие стали меньше работать, а в армии перестали соблюдать дисциплину. Отсюда – огромное количество шествий, праздно шатающихся людей на улицах и тех самых семечек, ставших символом безделья и распада социальных устоев. Солдаты стояли на посту в расхристанном виде (если стояли, а то и сидели или лежали) и лузгали семечки. Люди шли на манифестации с семечками во рту. Любые мемуары того времени содержат описание звука шелухи, которую ветер гонял по не убиравшимся улицам российских городов.

– С Вашей точки зрения, это был неизбежный перелом или всё-таки история могла взять иной, менее кровавый, поворот?

– Я не сторонник исторического детерминизма. Всё, что происходит, так или иначе связано либо с деятельностью, либо с бездеятельностью людей. Поэтому я не считаю революцию 17-го года исторически неизбежной. Она тоже была воплощением действий и бездействия, причём ситуация могла развернуться в самые разные стороны из-за поведения одного-двух человек.

Если бы, скажем, генерал Алексеев 2 марта не заставил Николая II отречься от престола, то революционное восстание в Петрограде можно было подавить, во всяком случае, шансы на это были большие. Если бы поймали и казнили Ленина, как пытались сделать после июльских событий, тоже неизвестно, куда бы пошла революция, была бы она вообще. Или если бы Троцкого не пропустили в Россию британские власти, задержавшие его в Канаде, но затем уступившие давлению со стороны американских властей. От людей, от лидеров очень много зависит.

– Вы сказали о роли Временного правительства, о роли большевиков, а как Вы описываете в книге роль династии Романовых?

– Об этом в основном моя предыдущая книга, посвящённая Февральской революции. К октябрю 17-го династия Романовых большой роли уже не играла. После февраля это роль в основном страдательная. Это роль мучеников. А также жупела, против которого вели борьбу все политические силы много месяцев после того, как Февральская революция свершилась. Выходило огромное количество литературы, в том числе порнографической, о царской семье, ставшей символом старого режима. Борьба против проклятого самодержавия стала флагом всех без исключения политических партий.

– Почему российское общество пока не научилось вести спокойные дискуссии о революции 1917 года? Прошло уже 100 лет, а тема до сих пор взрывоопасна.

– Это одна из стержневых тем политических разногласий – оценка советского прошлого. Революция 17-го года – это действительно очень крупное историческое событие, едва ли не самое крупное в истории нашей страны. Оно во многом повлияло и на всю мировую ситуацию, сказалось на судьбах миллионов людей, привело к власти партию, которая олицетворяла собой нашу страну на протяжении большей части ХХ века. Партию, которая до сих пор является активной политической силой, против которой тоже ведётся политическая борьба и которая, в свою очередь, доказывает свою историческую правду. Поэтому споры, идущие с первого дня революции, продолжаются до настоящего времени и, думаю, будут продолжаться достаточно долго. Мы по-прежнему находимся в дискурсе, заданном 1917 годом, а затем – Гражданской войны. По-моему, она до сих пор не закончилась, по крайней мере, в умах большого количества людей. Революция остаётся в центре наших традиционных идеологических расколов между западниками и почвенниками. Это одна из эмоциональных тем, разъединяющих российское общество. То же самое можно сказать о Русском мире. Фонд «Русский мир», планируя в этом году свою работу, обсуждал ряд мероприятий, связанных со столетием революции. В итоге мы решили их не проводить по одной простой причине: я не нашёл ни одной страны, где проведение этих мероприятий могло бы сработать на сплочение Русского мира.

– Что главное Вы хотели сказать в своей книге об Октябрьской революции?

– События 1917 года были, пожалуй, одними из самых трагичных в истории нашей страны, когда был упущен шанс на её эволюционное развитие в общеевропейском контексте. Наша страна вступила на очень ухабистый путь, предложив всему миру альтернативную модель общественного развития. ХХ век в итоге оказался трагичным для России, мы теряли население, мы теряли земли. Мы распадались дважды – после 1917 года и в 1991 году. Основной вывод, который я делаю в конце книги: не дай Бог нам ещё раз пережить нечто похожее на революцию 1917 года, потому что ещё одной революции наша страна может и не выдержать.


Также по теме

Новые публикации

Борьба с русским языком на Украине набирает обороты. Новым властям, которые на торжествах, устроенных ими в честь трагических событий четырёхлетней давности на Майдане, вывесили бандеровские флаги Организации украинских националистов, активно сотрудничавшей с фашистскими оккупантами, просто жизненно необходимо насадить в стране тотальную русофобию. На пути к реализации этой цели и стоит русский язык.
Людмила Ростиславовна Селинская (США) – член Конгресса русских американцев, Русского Дворянского собрания в Америке и Совета директоров культурно-просветительского и благотворительного общества «Отрада». Она рассказала о том, как сложилась судьба нескольких поколений её предков после отъезда из России и о своём участии в сохранении русского культурного наследия.
В известной эмигрантской семье Раров детей воспитывали в убеждении, что они – часть русского народа и должны служить Родине. Так и получилось. Сегодня уже третье поколение семьи ищет и находит свои пути помощи России. Наш собеседник – Дмитрий Рар, брат известного политолога, – рассказывает о своей работе с русской молодёжью и о том, как важно воспитывать в детях любовь к своей стране.
Знаменитый афоризм из комедии «Горе от ума» А. С. Грибоедова, вынесенный в заголовок статьи, как нельзя лучше характеризует восприятие обществом тех глобальных перемен, которые затронули после Октябрьской революции 1917 г. практически все стороны жизни, отразившись даже на календаре.
Тотьма, районный город между Вологдой и Великим Устюгом, в последние годы словно открывает себя заново. Зимой здесь проводят гонки на собачьих упряжках, а летом – фестивали блюд из морошки. Ежегодно в День Русской Америки, который в Тотьме  – официальный местный праздник, колокольня Входоиерусалимской церкви перезванивается с колоколами калифорнийского Форт-Росса.
На этой неделе, 15 февраля, исполняется очередная годовщина вывода советских войск из Афганистана. Уже двадцать девятая. Время быстротечно, и немало воды утекло за эти годы в реке Амударья, по мосту через которую выводил войска на советскую территорию командующий 40-й армией генерал Борис Громов.
Как сообщал «Русский мир», в дело продвижения русского языка намерен включиться Ханты-Мансийский автономный округ. В Югре разработали ряд программ, рассчитанных как на языковую адаптацию трудовых мигрантов, так и на популяризацию русского языка и российского образования за рубежом. И уже сейчас в этот северный регион охотно едут на учёбу и по академическому обмену иностранные студенты и преподаватели.
В этом году факультет космических исследований МГУ им. М. В. Ломоносова впервые объявляет о наборе студентов на специалитет сроком обучения шесть лет. В нашей стране никогда раньше не существовало отдельного учебного заведения для подготовки специалистов космической индустрии. О задачах нового факультета рассказывает координатор учебной работы Артём Савчук.