RUS
EN
 / Главная / Публикации / Русские школы на Украине не нужны Европе

Русские школы на Украине не нужны Европе

Пётр Сафонов14.12.2017

Фото: bzns.media

Суть решения Венецианской комиссии относительно языковой статьи украинского закона «Об образовании» – в её согласии с ликвидацией среднего образования на русском, венгерском и других негосударственных языках Украины. А все критические замечания – это фиговый листок, который мешает эту суть увидеть.

О решении Венецианской комиссии положительно отозвались все стороны спора  – и Министерство иностранных дел Венгрии, и Министерство образования в Киеве, и «Оппозиционный блок», который сказал, что в Венеции отметили дискриминацию русского языка. Что же это за Соломоново решение, которое всем нравится?

Сайт «Европейская правда» уже 9 декабря обнародовал главную его часть  – выводы. Собственно, весь раздел выводов любого заключения ВК содержит рекомендации стране. Но в концентрированном виде самые главные указания всегда даются под конец документа, после слов «в частности Венецианская комиссия рекомендует….». Здесь она рекомендует следующее:

«…в полной мере использовать гибкость, предусмотренную п. 4 ст. 7, при принятии имплементационного законодательства для обеспечения значительного уровня преподавания на официальных языках ЕС для соответствующих меньшинств;

продолжать обеспечивать достаточную долю образования на языках меньшинств в начальной и средней школе, в дополнение к изучению государственного языка;

улучшить качество преподавания государственного языка для представителей меньшинств;

внести изменения в переходные положения закона "Об образовании", обеспечив более продолжительный переходный период для постепенного осуществления реформы;

освободить частные школы от новых языковых требований в соответствии со статьей 13 Рамочной конвенции о защите нацменьшинств;

начать в рамках выполнения нового закона "Об образовании" новый диалог с представителями национальных меньшинств и всех заинтересованных сторон относительно языкового вопроса в образовании;

обеспечить, чтобы выполнение Закона не угрожало сохранению культурного наследия меньшинств и непрерывности изучения языков меньшинств в традиционных школах».

Да, Венецианская комиссия считает, что надо по-прежнему преподавать значительную часть предметов на языках меньшинств не только в начальной, но и в средней школе. Только как это сделать в рамках того же закона, тем более что изменить статью 7 Венецианская комиссия в этих рекомендациях, не предлагает? 

Но европейские правоведы считают её пункт 4 достаточно гибким, дающим возможность преподавать на языках Европейского Союза, а значит, и на венгерском и румынском. Но ведь в этом пункте сказано о преподавании «одной или нескольких дисциплин на двух или более языках». То есть – как следует по логике – явного меньшинства предметов. К тому же речь не идёт, скажем, о географии на венгерском, а о географии сразу на двух языках: венгерском и украинском.

По сути же, Венецианская комиссия предлагает гораздо более жёсткий вариант, чем в Латвии и Эстонии, где допускается 40 % предметов на русском языке (а не двуязычных). Тем не менее Венецианская комиссия, если брать основной текст выводов, формулировкой этой статьи довольна, при условии, если она будет выполняться в духе понятой ею гибкости.


Но ведь всё это не касается русского языка. Правда, в выводах сказано и о языках не официальных в ЕС: «Менее благоприятное отношение к этим языкам трудно оправдать, и поэтому возникает вопрос о его дискриминационности. Учитывая эти соображения, корректным решением было бы внесение поправок в статью 7, которые заменили бы это положение (Т. е. формулировку пункта 4. – П.С.) на более сбалансированное и чётко сформулированное. Вопрос дискриминации языков других меньшинств, не являющихся официальными языками ЕС, также должен быть решен во время такого пересмотра».

Да, за эту фразу многие ухватились – дескать, в Европе признали дискриминацию русского языка. И действительно, Венецианская комиссия предлагает исправить норму закона. Но это рекомендация второго сорта. Ведь этот пункт, как и ряд других замечаний, не вошёл в число основных предложений, которыми выводы завершились.

А главное, в любом случае предоставление русскому языку того же статуса, что и языкам ЕС, всё равно уничтожит русские (и другие национальные) школы, ибо закон предполагает сужение существующего уровня прав народов Украины на образование на родном языке. И с этим-то Венецианская комиссия, похоже, согласна. Хотя практика сужений прав в Европе не приветствуется.

А ведь статья 22 Конституции Украины гласит, что «при принятии новых законов или внесении изменений в действующие законы не допускается сужение содержания и объёма существующих прав и свобод». А статья 53 – что «гражданам, принадлежащим к национальным меньшинствам, в соответствии с законом гарантируется право обучения на родном языке». То же право гарантировано и статьей 14 ратифицированной Украиной Рамочной конвенцией о защите нацменьшинств, и там речь идёт именно о государственных школах.

Есть ещё и Европейская Хартия региональных языков. Но она ещё при Кучме ратифицирована Украиной так хитро, что и нынешний закон формально не является её нарушением. Однако есть и мнение Комитета экспертов Совета Европы, который в 2010 году в своих рекомендациях Украине говорил, что украинским законом о ратификации русскому языку «не предоставлен должный уровень поддержки», и что «с учётом числа русскоговорящих в Украине, русскому языку должна быть предоставлена особая позиция». Кстати, после принятия языкового закона Колесниченко-Кивалова эти замечания исчезли.

Наконец, есть и практическое положение дел в ряде европейских государств. Например, среднее образование на каталонском, баскском и галисийском языках в Испании, на венгерском – в Румынии, Сербии и Словакии. А это так же, как Украина, страны с одним государственным языком в конституции. 

Но Венецианская комиссия о всех этих вещах, по сути, не сказала. Лишь ограничилась ремаркой о том, что вопрос конституционности закона «Об образовании» – это дело КС. О прочем же умолчала, по крайней мере, в выводах. А ведь когда в 2011-м европейцев не устраивал Янукович, она предлагала и Конституцию поменять в части формирования Высшего совета юстиции, и обращалась к европейской практике, объясняя, почему Украине нужно здесь установить такие нормы как, например, в Болгарии, а не как во Франции или Испании. А ведь когда в 1996-м украинская Конституция принималась, Венецианская комиссия ничего плохого в этих нормах не находила. Значит, просто изменились политические интересы.

И на самом деле, суть решения Венецианской комиссии – в её согласии с ликвидацией среднего образования на русском, венгерском и других негосударственных языках Украины. А все критические замечания – это фиговый листок, который мешает эту суть увидеть.

Да, она выступает за более гибкую политику, чем проводит Киев. Но это тактические разногласия, а стратегически она с ним согласна. Ибо так же, как Киев, считает распространённость русского языка на Украине нежелательным явлением. Ведь, уверен, не было бы на Украине проблемы русского языка, комиссия потребовала бы сохранить венгерские и румынские школы. Сейчас они просто попали под раздачу. А ведь в 2010-м выводы ВК о словацком законе о государственном языке были сформулированы выгодно для венгерской общины этой страны. И вообще у комиссии нет решений, поддерживающих сужение прав европейских нацменьшинств, тогда как расширение этих прав, например в Венгрии, Румынии и Черногории она всегда приветствовала. Но Венецианская комиссия – своеобразный аналог Конституционного суда Совета Европы, это политический орган. И потому не может поддержать позицию, которая могла делаться в Европе на куда менее влиятельном, экспертном уровне (имею в виду ту же ситуацию с Хартией).

Да, понятны мотивы людей, которые хотят использовать позитивные моменты в выводах комиссии для давления на украинскую власть. Ибо других международных выводов у них нет. Но такие тактические расчеты не должны мешать видеть главное: надежда на внешнее управление Украиной как способ решения проблем русского языка – полная иллюзия. И этому есть много примеров. В их ряду вердикт Венецианской комиссии лишь самый свежий и очень яркий.

Впрочем, для украинской власти умная поддержка её языкового закона означает не только хорошие новости. Ведь наверняка в Европе рассчитывают, что в обмен на такой благоприятный для Киева шаг, он выполнит все пожелания ВК относительно антикоррупционного суда.

Источник: Украина.ру

Также по теме

Новые публикации

13 октября в Монреале и 14 октября в Оттаве под эгидой Координационного совета организаций российских соотечественников Канады, при поддержке детского центра «Мечта» (Монреаль) и оттавской русской школы свв. Кирилла и Мефодия прошла V Всеканадская педагогическая конференция преподавателей русского языка.
16 октября на родину в Пензу вернулись участники первого полевого этапа этнографической экспедиции Русского географического общества «Современный этномир». Экспедиция проводилась с 2 по 16 октября в крупных городах Узбекистана – Ташкенте, Бухаре и Самарканде – местах с наибольшей концентрацией русского и русскоговорящего населения республики.
Несмотря на серьёзное ухудшение отношений между Польшей и Россией, в стране остаётся немало людей, которые поддерживают действенную связь с Россией, с её историей и культурой. В Белостоке уже 25 лет существует Русское культурно-просветительное общество, члены которого – потомки тех русских, кто остался в Польше после развала Российской империи. О том, чем занимается РКПО сегодня, мы поговорили с секретарём общества Андреем Романчуком.
«У юкагиров. Древнейший тундренный народ северо-восточной Сибири» – так называется новая книга-альбом голландского лингвиста Сесилии Оде, вышедшая этим летом на голландском, русском и английском языках в нидерландском издательстве Lias. Эта книга – своего рода дневник, написанный во время лингвистических экспедиций в Якутию, на крайний северо-восток Сибири.
С 5 по 9 октября 2018 г. в столице Болгарии проходил IV Всемирный молодёжный форум российских соотечественников. Тема форума в этом году – «Россия и мир». Это событие по праву считается одним из самых масштабных форумов представителей российской молодёжи за рубежом.
Можно ли по нормам речевого этикета изучать национальный характер? И почему не здороваться, заходя в лифт – это вполне этично? Известный лингвист, доктор филологических наук Максим Кронгауз давно наблюдает за русским речевым этикетом. Своими выводами он поделится на конгрессе РОПРЯЛ, который проходил в Уфе.
С 11 по 14 октября в Уфе проходит VI конгресс Российского общества преподавателей русского языка и литературы. Одна из актуальных для России тем – как сочетать преподавание родного языка в национальных школах с обучением на государственном (русском) языке. Своими мыслями по этому поводу делится ведущий эксперт по билингвизму, профессор Московского педагогического госуниверситета Елизавета Хамраева.
Если бы у старшего научного сотрудника Международного института страноведения имени Лейбница в Лейпциге Изольды Браде спросили, с чем связаны главные метаморфозы её жизни, она, скорее всего, ответила бы: с русским языком. Специалист по урбанистике в России, за свою жизнь она объехала полторы сотни российских больших и малых городов.