RUS
EN
 / Главная / Публикации / Память об Афгане

Память об Афгане

Андрей Правов14.02.2018

На этой неделе, 15 февраля, исполняется очередная годовщина вывода советских войск из Афганистана. Уже двадцать девятая. Время быстротечно, и немало воды утекло за эти годы в реке Амударья, по мосту через которую выводил войска на советскую территорию командующий 40-й армией генерал Борис Громов.

Ветераны той войны сегодня постарели и живут уже не в одной стране, а в разных. Причём не только в тех, что входили ранее в состав СССР. Мне лично доводилось встречать ветеранов Афгана в Чехии, Германии, Израиле.

При этом очевидно, что все ветераны являются частью большого Русского мира, распространившегося сегодня по земному шару – от Брайтон-бич до Хайфы и от Мельбурна до Шанхая.

 Вывод советских войск из Афганистана. Фото: cont.ws

15 февраля – памятный день календаря для «афганцев». Многие из нас в этот день встречаются, вспоминают «те события» и часто снова пытаются переосмыслить, проанализировать прошедшее.

И в обществе вопросов остается немало. Что же всё-таки мы делали в этой стране? Кому это было нужно? Что там на самом деле происходило? Чего добивались различные внутренние и внешние силы, пытавшиеся развязать или, наоборот, потуже затянуть и без того запутанный «афганский узел»? Чего они добились? И какие сейчас, с высоты прошедших лет, напрашиваются выводы?

В сегодняшней России представители различных политических сил отвечают на эти вопросы по-разному. Кто-то продолжает доказывать, что всё было правильно, кто-то – что всё было ошибкой.

Когда лично мне эти вопросы задают, чаще всего вспоминаю день 28 апреля 1992 года, когда окончательно пал режим Наджибуллы и отряды моджахедов штурмом взяли Кабул. Происходило это спустя 14 лет и один день после так называемой Апрельской революции, обозначавшей в своё время начало строительства социализма в Афганистане. На этот раз было объявлено о новой революции, Исламской.

В тот вечер прогнозов развития событий называлось много. Но отчётливо запомнился один. Когда кто-то спросил, что же будет в Кабуле лет через десять, немолодой дипломат чётко ответил: в Афганистане будут американцы

Мне довелось присутствовать при том памятном событии. Вместе с другими российскими гражданами – дипломатами, журналистами и техническими специалистами, оставшимися после вывода советских войск в Кабуле, мы наблюдали за факельным шествием на расположенных вокруг российского посольства горах.

1992 г. Стрельба на улицах Кабула

Темнело, и, очевидно, для ещё большего эффекта тысячи моджахедов начали стрелять в воздух трассирующими пулями. Огненные пунктиры рассекали небо над посольским городком, раскалённый свинец сыпался вниз, пробивая окна наших квартир и крыши автомашин. А над всеми нами громким эхом висел крик толпы: «Аллах акбар!»

В тот вечер прогнозов развития событий называлось много. Но отчётливо запомнился один. Когда кто-то спросил, что же будет в Кабуле лет через десять, немолодой дипломат чётко ответил: в Афганистане будут американцы.

С тех пор я часто вспоминаю этот прогноз. Тогда очень многие ему не поверили. Например, увлечённые новыми в России демократическими идеями некоторые молодые люди горячо уверяли, что Вашингтону это вовсе не надо, и американцы, дескать, будут только приветствовать «освобождение афганского народа от марионеточного режима». Некоторые собеседники постарше также сомневались. Американцы, считали они, народ практичный и не будут наступать на те же грабли, учтут наш опыт в Афганистане, да и свой во Вьетнаме. Как выяснилось, не учли…

Через несколько лет мне действительно лично довелось наблюдать проход бронетехники США по улицам Кабула. Три БТР шли колонной, ощетинившись в разные стороны пулеметными стволами. Явно остерегались янки афганцев, не доверяли им, опасались за свою безопасность.

Получается, подумалось мне тогда, правы оказались наши престарелые партийные руководители, утверждавшие в конце 1979 года, перед вводом войск, что у США есть совершенно определённые «свои планы» на Афганистан. Что, в частности, Вашингтон стремится найти там замену военным базам, которые выгнали из своей страны иранцы.

Тем не менее ввод «ограниченного контингента советских войск» в Афганистан в декабре 1979 г., на мой взгляд, стал ошибкой советского руководства. Можно было обойтись и без этого, просто увеличив военные поставки. К тому же, есть серьезные основания полагать, что в это «мероприятие» СССР втянули намеренно, причём не без помощи тогдашних афганских революционеров. Насколько я понял в результате бесед со многими участниками событий, предшествовавших вводу войск, никакого «добро» на Апрельскую революцию, а точнее – на военный переворот в апреле 1978 года, НДПА из Москвы не получала.

Но весной 1992 г. «родить обратно» происшедшее 14 лет назад было невозможно. И вместо исправления старых ошибок уже российское руководство совершало новые, свои, не менее серьёзные.

Помнится, апрельскому штурму и нашему разговору в посольстве предшествовали очень бурные события.

Как известно, после вывода советских войск существовавший в Кабуле режим Наджибуллы продержался ещё три с небольшим года. И, согласно многим оценкам, выстоял бы и дольше, если бы не события августа 1991 года в СССР и не решение Москвы полностью отказаться от помощи Кабулу.

Начинался 1992 год. И ещё остававшимся после вывода войск в Афганистане российским гражданам было сказано, что всё происходившее вокруг их не касается. «Это чужая война, а мы – только наблюдатели», – такую линию нашего поведения рекомендовал приехавший в Кабул тогдашний министр иностранных дел новой, демократической России Андрей Козырев.   

Вывод советских войск из Афганистана. Репортаж программы «Время»

Предательство Кабула стоило Москве недёшево. Уже очень скоро Россия столкнулась, например, с необходимостью защищать афгано-таджикскую границу. До весны 1992 г. это делала армия Наджибуллы, с другой стороны границы. В том числе она же довольно успешно пресекала поток наркотиков. После падения Наджибуллы начались прорывы отрядов моджахедов и наркокараванов в Таджикистан

Сначала наши друзья-афганцы не поверили. Во время встреч в январе – феврале они доказывали, что предавать их сейчас просто невыгодно именно нам. По их мнению, американцы уже приняли идею, что военного решения афганской проблемы не существует. Впереди – обещанная встреча в Женеве, где будут сформированы коллективные органы власти как из представителей режима Наджибуллы, так и из группировок моджахедов. Таким образом, Москва всё же сможет влиять на ситуацию. У России будут «свои люди» в новой власти. Кроме этого, Афганистан не нуждается в какой-то «уж очень серьёзной» помощи со стороны России. Афганцы понимают наши трудности. Нужны только авиационный керосин и солярка для танков. Ведь авиация и бронетехника – главные преимущества афганской армии перед партизанскими отрядами моджахедов. Москва отказала. Результатом стали падение режима Наджибуллы и штурм Кабула моджахедами.

Предательство Кабула стоило Москве недешево. Уже очень скоро Россия столкнулась, например, с необходимостью защищать афгано-таджикскую границу. До весны 1992 г. это делала армия Наджибуллы, с другой стороны границы. В том числе она же довольно успешно пресекала поток наркотиков. После падения Наджибуллы начались прорывы отрядов моджахедов и наркокараванов в Таджикистан. Новым российским властям, заявлявшим до этого, что больше не потратят ни рубля на «афганскую авантюру», пришлось крупно вкладываться в укрепление таджикской границы, направлять на заставы наших военнослужащих. В противном случае «афганская зараза» поползла бы в сторону России ещё более стремительно.

Моджахеды. Фото: vladnews.ru

Да и сейчас Афганистан представляет собой настоящую пороховую бочку на границах СНГ. Оттуда исходит реальная угроза, причём не только граничащим с этой страной среднеазиатским государствам. Но и России. Идут через границу «воины джихада», идут исламистские проповедники. «Широкой рекой» течёт наркотик.

Вдобавок к этому в Афганистан из Сирии, по многим данным, сегодня устремляются «получившие по морде» и ещё больше обозлившиеся на Россию всякого рода приверженцы радикального исламизма. Прежде всего, это, конечно же, активисты небезызвестной и запрещенной в РФ ИГИЛ. Но не только. Как говорят сами афганцы, нынешнее многообразие вооружённых группировок в их стране – это сложный «восточный плов с очень многими составляющими».

И, как мне кажется, причина того, что ситуация в Афганистане сегодня складывается именно так, – это в том числе и следствие непродуманных решений Москвы конца 1991 – начала 1992 гг. Решения, которому ветераны Афганистана были свидетелями и очень в этой связи переживали.

Очередная годовщина вывода войск, несомненно, для них не пройдёт незамеченной. Так, например, журналисты-«афганцы» уже созвонились и назначили встречу.

«Афганцы» встречаются 15 февраля каждый год, уже 29 лет, вне зависимости от того, какие времена стоят за замершими московскими окнами. И какая власть в Кремле – советская, либеральная или патриотическая. Для ветеранов память об Афгане независимо ни от чего вечна. Кто вернулся домой – тот герой, а кто погиб – вечная ему память…

Также по теме

Новые публикации

«У юкагиров. Древнейший тундренный народ северо-восточной Сибири» – так называется новая книга-альбом голландского лингвиста Сесилии Оде, вышедшая этим летом на голландском, русском и английском языках в нидерландском издательстве Lias. Эта книга – своего рода дневник, написанный во время лингвистических экспедиций в Якутию, на крайний северо-восток Сибири.
С 5 по 9 октября 2018 г. в столице Болгарии проходил IV Всемирный молодёжный форум российских соотечественников. Тема форума в этом году – «Россия и мир». Это событие по праву считается одним из самых масштабных форумов представителей российской молодёжи за рубежом.
Можно ли по нормам речевого этикета изучать национальный характер? И почему не здороваться, заходя в лифт – это вполне этично? Известный лингвист, доктор филологических наук Максим Кронгауз давно наблюдает за русским речевым этикетом. Своими выводами он поделится на конгрессе РОПРЯЛ, который проходил в Уфе.
С 11 по 14 октября в Уфе проходит VI конгресс Российского общества преподавателей русского языка и литературы. Одна из актуальных для России тем – как сочетать преподавание родного языка в национальных школах с обучением на государственном (русском) языке. Своими мыслями по этому поводу делится ведущий эксперт по билингвизму, профессор Московского педагогического госуниверситета Елизавета Хамраева.
Если бы у старшего научного сотрудника Международного института страноведения имени Лейбница в Лейпциге Изольды Браде спросили, с чем связаны главные метаморфозы её жизни, она, скорее всего, ответила бы: с русским языком. Специалист по урбанистике в России, за свою жизнь она объехала полторы сотни российских больших и малых городов.                                                                                                                                    
7 и 8 октября в столичной гостинице «Рэдисон Ройал» прошёл ХVII раунд российско-германского форума «Петербургский диалог» под лозунгом: «Создавать доверие, укреплять партнерство: сотрудничество гражданских обществ России и Германии как импульс для межгосударственного диалога».
Кристина-Мария Телеман (по мужу – Беляева) открыла балетную студию в Череповце после большой карьеры в театрах и цирках Германии, Румынии и Голландии. За пять лет работы студии воспитанницы Кристины-Марии становились лауреатами международных и всероссийских конкурсов. Рассказываем, как уроженка Румынии влюбилась в русский балет и переехала в Россию, следуя за своим призванием.
4 октября в Посольстве России в Рейкьявике был дан праздничный приём по случаю 75-летия установления дипотношений между Россией и Исландией. В рамках торжественного мероприятия состоялось открытие Кабинета Русского мира в Исландии. Он будет действовать на базе библиотеки при Свято-Николаевском приходе в Рейкьявике.