RUS
EN
 / Главная / Публикации / «Лес памяти» рядового Терехова

«Лес памяти» рядового Терехова

Ольга Бычкова11.05.2018

Анатолий Терехов сажает кедры. Фото: «Российская газета»

Вот уже больше тридцати лет ветеран Великой Отечественной войны, кемеровчанин Анатолий Терехов высаживает в память о своих погибших однополчанах молодые кедры. По его словам, это – память о павших на многие столетия. «Эти деревья живут до 500 лет. Поэтому всякий, кто увидит кедр, пусть вспомнит о тех, кто остался на войне. Ведь не только обелиски стоит ставить, но и живую память тоже нужно хранить», – говорит ветеран.

Кедры как живая память

Создать «лес памяти» Анатолий Михайлович решил после того, как в его уже мирной жизни произошли два события. Во-первых, ему удалось, спустя много лент найти могилы своих погибших родственников – двух братьев и зятя. «Впервые искать их могилы я начал ещё в 1968 году. Раньше просто не получалось. А нашёл только в 1983 году. Тогда-то и решил посадить первые кедры в память о них. Высадил 70 кедров, но прижились не все», – вспоминает он.

Вторым событием в жизни, которое с особой остротой заставило Терехова вспомнить о событиях давно минувших дней, – это внезапно наступившая глухота, следствие тяжелейшей контузии, полученной в феврале 1945 года. «Это случилось, когда наш танковый батальон Второго Белорусского фронта освобождал Восточную Пруссию. Я тогда был в мотобатальоне автоматчиков. Говоря проще, мы двигались на броне танков и поддерживали танковые атаки. И вот в какой-то момент рядом со мной разорвался снаряд. Осколки меня не зацепили, но в результате контузии я впал в шоковое состояние, ничего не слышал, ничего не видел и даже не помню, кто и как меня доставил в госпиталь. Врач, Елизавета Клементьевна, вытащила меня из шока, вернула слух и зрение, но требовалось длительное лечение в тылу. Я наотрез отказался», – говорит Анатолий Терехов.

Заложник полной глухоты

Во время выписки медики предупредили Анатолия Михайловича, что без соответствующего лечения могут наступить «отдалённые последствия». Что и случилось 10 марта 1981 года. Тогда Анатолий Терехов находился в служебной командировке в Москве.

«Проснулся утром в гостиничном номере, пошёл умываться и вдруг заметил, что ничего не слышу – ни радио, ни звука воды из крана. Я понял, что оглох. К сожалению, имевшееся тогда в стране оборудование – а именно слуховые аппараты – были для меня бесполезны. Но благодаря знакомству с депутатом Верховного Совета через месяц мне удалось получить специальный слуховой аппарат из Бельгии», – вспоминает ветеран.

Именно после этого Анатолий Михайлович и решил сделать всё, чтобы люди, которые никогда не видели войну, не забыли ни о ней, ни о тех, кто погиб в на фронте. «Я кедры начал высаживать там, где воевали части нашей танковой бригады. Это и Волгоград, и Курская, Калужская, Новгородская области, Подмосковье, а также в городах Белоруссии. В каждую лунку – а всего их, наверно, было полтысячи – садил три саженца. Это на всякий случай: если одно дерево не приживётся, то оставшиеся всё равно вырастут», – говорит Анатолий Терехов.

Как освобождали Польшу

Бывший механик-водитель танкового батальона, а затем боец мотобатальона автоматчиков, Анатолий Михайлович не раз попадал в самое пекло боя. Но случались на фронте моменты, которые солдат сегодня вспоминает с улыбкой.

«Из многих боев, в которых довелось участвовать, часто вспоминаю освобождение польского Найденбурга (современный Нидзица). Мы тогда начали атаку настолько внезапно, что фашисты даже не смогли толком противопоставить нам свои силы. Там, конечно, были передовые части, но основные силы оказались не готовы. Мы вышли на позиции атаки километров за 20 до города и начали брать его в кольцо. Когда оба наших фланга – правый и левый – соединились, бой был закончен. И тут только я увидел, что мы не просто захватили город, а сделали это так быстро, что фашистское армейское руководство, офицеры, находившиеся в Найденбурге, даже понять ничего толком не успели. Они, оказывается, в это время по кафе да барам сидели, отдыхали», – рассказывает фронтовик.

Друзья-однополчане

Для Анатолия Михайловича война окончилась под Краковом. Оттуда он уже отправился домой – в Кемерово, оставив своих друзей-однополчан. Каждый из них, оставшихся в живых, тоже вернулся домой – в разные уголки Советского Союза. И встретиться им удалось только спустя много лет, в начале 80-х, когда в Киев приехали около пятисот ветеранов. Потом были встречи по «местам боевой славы», где прошёл Второй Белорусский.

«500 человек – это совсем немного. Были нас тысячи солдат, а до того времени кто-то не дожил, кто-то не смог приехать. Мы потом собирались в разных городах, которые в конце войны нам пришлось освобождать. Были, например, в Риге, в Калининграде. Я даже в Польшу собирался съездить, но не получилось», – говорит Терехов, подчеркивая, что на каждой встрече однополчан первые слова всегда о тех, кто не дожил до Дня Победы.

Трудился до 81 года

Рядовой Анатолий Терехов прожил нерядовую жизнь – не только на войне, но и в мирное время. Анатолий Михайлович с отличием окончил Кемеровский горный техникум, затем работал на шахте, получил образование во Всесоюзном заочном политехническом институте по специальности «горный инженер – шахтостроитель».
При этом фронтовик проявил себя и как разработчик подземных технологий. Работая на руднике в Норильске, Анатолий Михайлович усовершенствовал способ скоростной проходки горных выработок в особо крепких породах.

Затем, в 1960 году он вернулся в Кемерово. Уже на родине женился, устроился на работу и трудился до 2007 года.

Сегодня «послужной список» Анатолия Терехова – это полный кавалер «Шахтёрской славы», ветеран знака «За особый вклад в развитие Кузбасса» третьей степени, ордена Красной Звезды, ордена Отечественной войны первой степени, медали «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне».

Недавно Анатолий Михайлович отметил 90-летие. Однако, несмотря на преклонный возраст, он всегда приходит на встречи с кемеровскими школьниками, студентам, кадетами, чтобы рассказать молодым о том, какой была та, теперь уже далекая, война и за что погибали их деды и прадеды. 

Источник: ТАСС 

Также по теме

Новые публикации

За последние 30 лет произошла коренная ломка речевого этикета деловой коммуникации: от привычной схемы «руководитель – подчинённый» она переходит на модель, когда нужно завоевать внимание и уважение своего адресата. О том, как иногда это непросто приживается, рассказывает доцент кафедры русского языка Института лингвистики РГГУ Наталья Гурьева.
Третья волна эмиграции из СССР, также как и вторая, проходила в условиях «холодной войны», что предопределило ее роль в формировании образа России за рубежом. При этом данная волна имела весьма существенную специфику, поскольку основной её поток состоял из национальной еврейской эмиграции, лишь дополнявшейся незначительной по численности, но значимой с точки зрения пропагандистского эффекта второй составляющей – т. н. «диссидентской», впрочем, также имевшей свою, и достаточно значительную, еврейскую составляющую.
Размеры шпиономании в странах Балтии начинают приобретать масштабы государственной системы. В Литве, как мы уже рассказывали, местные контрразведчики отрапортовали о выявлении целой сети российских агентов во главе с бывшим вице-мэром Вильнюса, оппозиционным политиком Альгирдасом Палецкисом. Несколько человек уже четыре месяца находятся за решёткой. А в Латвии с октября 2018 года в тюрьме по «шпионской статье» томится и бывший офицер милиции и полиции Олег Бурак.
15 февраля исполняется 30 лет со дня вывода советских войск из Афганистана. Время быстротечно, и немало воды утекло за эти годы в реке Амударья, по мосту через которую выводил войска на советскую территорию командующий 40-й армией генерал Борис Громов.
«Мудрые государственные деятели России всегда знают, как выбирать своих иностранных представителей», – так писала одна из американских газет в 1851 году о российском после в США Александре Бодиско. Он проработал на этом посту 17 лет – рекордный срок. Уважение к нему было столь велико, что в день его похорон американский конгресс на день прервал работу, что стало беспрецедентным событием.
Ивана Андреевича Крылова, 250-летие которого мы отмечаем, все знают как автора замечательных басен. Между тем современникам он не менее был известен как автор популярных пьес, но ещё больше – как один из главных русских чудаков.
Абделлатиф Мохамед Эльсайед Рефат – директор и преподаватель языкового центра «Восток» (Хургада), где изучается русский язык. Дипломированный преподаватель РКИ, выпускник московского вуза, сейчас он обучает жителей Хургады как русскому, так и арабскому языкам. Он рассказал корреспонденту «Русского мира» о возможностях обучения в Хургаде и об отношении простых египтян к нашей стране.
Почему современному политику не обойтись без багажа пословиц и поговорок и как русская фразеология стала международным брендом, в кильватере которого следует вся Европа и часть Америки? Об этом рассказывает профессор Санкт-Петербургского университета, автор «Большого словаря русских крылатых слов» и «Большого словаря русских пословиц и поговорок», почётный председатель Фразеологической комиссии при Международном комитете славистов Валерий Мокиенко.