RUS
EN
 / Главная / Публикации / «Я – солдат русского балета»

«Я – солдат русского балета»

Сергей Виноградов08.10.2018

Кристина-Мария Телеман (по мужу – Беляева) открыла балетную студию в Череповце после большой карьеры в театрах и цирках Германии, Румынии и Голландии. За пять лет работы студии воспитанницы Кристины-Марии становились лауреатами международных и всероссийских конкурсов. Рассказываем, как уроженка Румынии влюбилась в русский балет и переехала в Россию, следуя за своим призванием.

- В детстве, занимаясь в балетном классе в моем горном румынском городке, мы смотрели на русский балет как на чудо, говорит Кристина-Мария. – И я рада, что у меня есть возможность внести свою лепту в развитие этого чуда. Я – солдат русского балета, и готова служить ему в меру сил.

Фото Анастасии ТашевойРусский коллектив под руководством румынской преподавательницы ставит спектакли по Чайковскому и Прокофьеву, оставаясь верным традиции. И радует своим искусством зрителей вологодской глубинки, которым нечасто удается увидеть балет на сцене. Но уже сейчас коллектив с волнением готовится к своей первой поездке за границу – весной их ждёт Италия.

В румынском танцклассе

Пять лет назад, впервые с девятилетнего возраста покончив с разъездной жизнью, Кристина-Мария решила пойти преподавать. «Это естественно, – говорит она. – Я всю жизнь работала, училась чему-то и теперь надо это отдавать».

В отдел кадров череповецкой спортивной школы она пришла со всеми своими дипломами, наградами международного образца и идеей организовать балетную студию. Там артистку европейской сцены приняли благодушно и дали детскую группу. Так появилась студия «Арт-классик», в которой сейчас занимаются более тридцати девочек разного возраста.

Фото Анастасии ТашевойВ русский балет Кристина-Мария влюбилась в детстве, его часто показывали по телевизору.

- Скажу честно, тогда я не воспринимала русских артистов балета как обычных людей, которых я могу встретить на улице, – говорит она. – Мне они казались неземными созданиями – высокие, статные, а эти движения! Было ощущение, будто они парят в воздухе, не касаясь земли. Мои коллеги по балету, в какой бы стране я ни работала, считали, что так, как русские, танцевать больше никто не может. Все хотят, но ни у кого не получается. Это было общее мнение в нашей среде. Для нас русские балерины всегда были примером, а хореография Большого театра и других российских театров – учебным пособием. В моей Румынии балерины рвутся выше и выше, но попадают в местный театр и достигают потолка. А в России этого потолка нет, понимаете?

«Конечно, я никогда не могла себе представить, что когда-нибудь буду обучать балету русских детей. Как могу, внушаю им, что балет – это национальное достояние России, которого нет больше нигде. И они должны делать всё, чтобы его сберечь и развить».

Её путь на большую балетную сцену был непростым. Кристина-Мария родилась в горном румынском городке Пьятра-Нямц, отец был металлургом, а мать бухгалтером. «В балете я всю жизнь, с трёх лет, мама в кружок отдала, потому что я бойкая была, – вспоминает она. – После кружка поступила в профессиональную школу балета в Клуж-Напока, это известная школа в Румынии. Там интересная история произошла. К маме пришел мой преподаватель и сказал, что мне нужно поступать в Клуж-Напоку, а мне тогда всего-навсего девять лет было. Мама была против – единственный ребенок у неё, маленький совсем, и уедет. Но преподаватель проявил твердость, сказал – если вы не повезёте, я сам увезу, собирайте её вещи. Мама сдалась, отвезла сама. И так с девяти лет я живу самостоятельной жизнью».

- 1990-е годы не только для вас были тяжелыми, – продолжает балерина. – У нас в Румынии тогда тоже было несладко. Я мечтала о балете, большой сцене, но жить тоже как-то нужно было. В 18 лет после окончания балетной школы я пошла в театр оперы и балета города Брашов, но отработала там недолго – уехала за границу. Залы были полупустые, людям было не до балета, все гонялись за деньгами. Мужчин-артистов в театре был жуткий дефицит. Мы играли, в основном, для школьников. А постановки были неплохие, классику хорошую ставили».

Фото Анастасии ТашевойПотом была работа ассистенткой знаменитого иллюзиониста в Германии и в цирковом кордебалете в Голландии, где Кристина-Мария и встретила мужа из России. «Как познакомились? Он акробат, приехал по линии Росгосцирка работать в Голландию, там артисты со всего мира работают, – рассказывает она. – Мы не могли не познакомиться, потому что всегда вместе – на репетициях, выступлениях, после шоу. Общались по-английски, хотя он мало говорил. Но достаточно было, чтобы мы стали парой».

Через год контакт окончился, артисты разъехались по домам. Делать предложение русский акробат приехал в родной город Кристины-Марии и на ломаном английском попросил у её матери руку дочери. Кристина-Мария сказала избраннику «да», хотя понимала, что придется кардинально изменить свою жизнь. «Я знала, что он никогда не бросит свою страну», – говорит она. А Россия в начале нулевых, при всей любви румынки к русскому балету, казалась ей пострашнее циркового тигра.

Шанс для каждого

Кристина-Мария признаётся – думала, что в России увидит повсеместный культ балета со школьными уроками у танцевального станка, с обилием студий, балетных школ и огромным конкурсом в них. Но реальность оказалась иной. «Меня удивляет, что многие в России не любят балета, мало знают о нём», – говорит она.

Фото Анастасии ТашевойРаботая с детьми по стандартам русского балета, Кристина-Мария сознательно нарушает их в одном – практически не обращает внимания на природные данные и принимает всех. Говорит, что желание танцевать важнее врождённых параметров, а шанс нужно дать всем. В её группе занимаются многие из тех, кому отказали в других студиях. Не станут артистами – пусть, зато станут разносторонними увлечёнными людьми. «Беру всех, а остаются единицы, потому что настоящий балет требует каторжного труда, – рассказывает она. – Не зря говорят, что балет – это маленькая армия. Все удивляются тому, что у меня дети нестандартные. Так я и сама нестандартная, меня бы в детстве в русский балет не взяли. В нашей местности, в Румынии, большинство людей невысокого роста. В России высокорослых больше, даже визуально. Да и выбор гораздо больше – страна огромная, много людей живёт».

Азбука и Чуковский

Кристина-Мария отлично говорит по-русски – слёту понимает сложные предложения с деепричастными оборотами и крылатые выражения, иностранку в ней выдает разве что лёгкий акцент. Но русский язык давался, пожалуй, ещё сложнее, чем русский балет. А в 2001-м году, когда румынка впервые оказалась в Череповце, по-русски она не говорила совсем.

- Чтобы выучить язык, много смотрела телевизор, ходила по магазинам, прислушивалась, – рассказывает она. – Потом наступил такой период, когда я, вроде собачки, всё понимала, но ничего не могла сказать. Ко мне подходили люди, что-то говорили, я кивала, а потом сообщала: “Я не говорю по-русски”. Многие думали, что я издеваюсь».

Фото Анастасии ТашевойСейчас она и пишет по-русски неплохо, почти без ошибок. Да и те, которые есть, связаны с падежами и склонениями. Письменному языку здорово помогли детские азбуки, по которым она занималась вместе со своими детьми, которые родились уже в Череповце. Маршака и Чуковского Кристина-Мария читала по слогам вместе со своими крохами, радуясь тому, как буквы складываются в слова. А когда дети стали школьниками, дотошная мама прошла вместе с ними и русскую школу – вместе за учебниками сидели.

- Старшая поступила в Москву в цирковое училище, по стопам папы пошла – в акробатику, а сын школьник, – с гордостью говорит Кристина-Мария. Румынская мама Кристины-Марии в Россию пока так и не собралась. Но внуков видела, они время от времени приезжают в Румынию.

Сейчас самый нестандартный, но самый страстный детский балет Вологодской области «Арт-классик» репетирует номера для поездки в Италию, где будет представлять Россию. А там, может быть, когда-нибудь и в Румынии выступят, чтобы учителя Кристины-Марии увидели. Вот бы мама порадовалась – дочка добилась своего.

Рубрика:
Тема:

Также по теме

Новые публикации

15 октября 2018 года Священный синод Русской православной церкви принял решение о прекращении общения с Константинопольским патриархатом. Этот шаг был предпринят в ответ на стремление Константинополя предоставить автокефалию украинской церкви. С просьбой дать прогноз развития ситуации на Украине мы обратились к заместителю главы Отдела внешних церковных связей РПЦ о. Николаю Балашову.
13 октября в Монреале и 14 октября в Оттаве под эгидой Координационного совета организаций российских соотечественников Канады, при поддержке детского центра «Мечта» (Монреаль) и оттавской русской школы свв. Кирилла и Мефодия прошла V Всеканадская педагогическая конференция преподавателей русского языка.
16 октября на родину в Пензу вернулись участники первого полевого этапа этнографической экспедиции Русского географического общества «Современный этномир». Экспедиция проводилась с 2 по 16 октября в крупных городах Узбекистана – Ташкенте, Бухаре и Самарканде – местах с наибольшей концентрацией русского и русскоговорящего населения республики.
Несмотря на серьёзное ухудшение отношений между Польшей и Россией, в стране остаётся немало людей, которые поддерживают действенную связь с Россией, с её историей и культурой. В Белостоке уже 25 лет существует Русское культурно-просветительное общество, члены которого – потомки тех русских, кто остался в Польше после развала Российской империи. О том, чем занимается РКПО сегодня, мы поговорили с секретарём общества Андреем Романчуком.
«У юкагиров. Древнейший тундренный народ северо-восточной Сибири» – так называется новая книга-альбом голландского лингвиста Сесилии Оде, вышедшая этим летом на голландском, русском и английском языках в нидерландском издательстве Lias. Эта книга – своего рода дневник, написанный во время лингвистических экспедиций в Якутию, на крайний северо-восток Сибири.
С 5 по 9 октября 2018 г. в столице Болгарии проходил IV Всемирный молодёжный форум российских соотечественников. Тема форума в этом году – «Россия и мир». Это событие по праву считается одним из самых масштабных форумов представителей российской молодёжи за рубежом.
Можно ли по нормам речевого этикета изучать национальный характер? И почему не здороваться, заходя в лифт – это вполне этично? Известный лингвист, доктор филологических наук Максим Кронгауз давно наблюдает за русским речевым этикетом. Своими выводами он поделится на конгрессе РОПРЯЛ, который проходил в Уфе.
С 11 по 14 октября в Уфе проходит VI конгресс Российского общества преподавателей русского языка и литературы. Одна из актуальных для России тем – как сочетать преподавание родного языка в национальных школах с обучением на государственном (русском) языке. Своими мыслями по этому поводу делится ведущий эксперт по билингвизму, профессор Московского педагогического госуниверситета Елизавета Хамраева.