RUS
EN
 / Главная / Публикации / Юрта, степь, лошади, песня. Как тувинское трио прославило горловое пение

Юрта, степь, лошади, песня. Как тувинское трио прославило горловое пение

Сергей Виноградов21.06.2019

Гастрольный график ансамбля «Алаш» из Республики Тыва в Международный год языков коренных народов не изменился. Семь месяцев в году участники трио, считающиеся лучшими мастерами горлового пения в республике, гастролируют по миру и России, а оставшееся время собирают фольклор в Туве и готовят новые программы. Музыканты, собирающие большие залы в Лос-Анджелесе и Токио, проводят отпуск в тайге наедине с природой и табунами.

Участники трио рассказали «Русскому миру», о чём поётся в тувинских песнях, как «Калинка-малинка» звучит под аккомпанемент народных тувинских инструментов и как их менеджер-американец сам овладел горловым пением.

Бродячие артисты

Встретиться с участниками «Алаша» мне удалось во время фестиваля в Вологде, на котором тувинцы дали концерт под открытым небом в антураже древнего русского города. Гости по привычке начали настройку инструментов за три часа до выступления. Один из музыкантов Аян Ширижик не менее получаса бил в огромный барабан, ища басовые ноты. Необычный звук плыл на старинным центром Вологды, заставляя прохожих бросать взгляды на городские часы кремлевской часовни – бой часов, что ли, поменяли?

«В России мы выступаем нечасто, в Вологодской области впервые, – скажет зрителям лидер коллектива Ондар Бады-Доржу. – Семь месяцев в году проводим на гастролях». Из Вологды трио отправилось в Швейцарию, оттуда в Италию, а потом их ждёт Китай.

За собой они возят с десяток народных инструментов и концертные костюмы. Все инструменты подлинные, традиционные, изготовленные потомственными мастерами из Кызыла. А вот костюмы, хотя и сшиты в соответствии с традицией, в таких в Туве никто, конечно, не ходит. Слишком они яркие и вычурные на вкус современного человека.

Впрочем, то же можно сказать и самой о музыке трио «Алаш». Старинные тувинские песни они аранжируют по своему, внося современные нотки и отголоски музыки тех стран, в которых бывают. Местных музыкантов тувинцы слышат не только по радио – с некоторыми вместе выступают и записываются. Альбом «Jingle All the Way», записанный вместе c королём американского банджо Белой Флером, около 10 лет назад был удостоен премии «Грэмми».

«Калинка» на одной струне

Участники познакомились в Кызылском колледже искусств, будучи однокурсниками. Играть начали ещё в студенческие годы, и в этом году коллектив отмечает 20-летие. Название придумали по имени тувинской реки, которая отличается быстрым течением и извилистостью.

Все трое – уроженцы сельской местности. Истории приобщения к традиционной музыке участников трио «Алаш» очень похожи –родители работали, а детей оставляли с бабушками и дедушками, которые пели и играли на народных инструментах. «Дед для себя пел, мне понравилось, я начал подпевать», – рассказал Аян-оол Сам.

Сегодня ему и его коллегам по коллективу подпевает весь мир. «На наши песни зрители по-разному реагируют, – говорит Ондар Бады-Доржу. – Одни садятся рядом со сценой и медитируют. Другие слушают, закрыв глаза, третьи сидят в недоумении, как оглушённые. Слушатели из разных стран признаются нам иногда, что наша музыка рисует у них в голове картинки Тывы с её лесами, полями и реками. И начинают описывать. Кстати, очень похоже».

Случаются и обманутые ожидания, но «обман» рассеивается задолго до конца концерта, Увидев на афише слово «Россия», зрители идут слушать балалайку и баян, а перед ними предстают люди, поющие горлом, аккомпанирующие себе на инструменте под названием игиль со струнами из конского волоса. «Случается, что у нас просят что-то русское народное спеть, говорит Аян-оол Сам. – Для нас это не проблема. “Калинка-малинка” под игиль и шоор (тувинская флейта – авт.) отлично звучит».

Читайте также: «Отава Ё»: гусли и жалейки покоряют мир

Не отрываясь от корней

Песен у тувинского народа много, и все они разные. но в них есть свои законы. По словам музыкантов, первые две строчки в четверостишии в тувинской песне почти всегда посвящены коням. А вторые две – любимой девушке или родным краям.

Обращаться с лошадьми, к которым у тувинцев особое отношение, в республике учат с детства. Запрячь, распрячь, скакать по тайге, поймать в табуне – это может почти каждый. Артисты «Алаша» в гастрольных перерывах откладывают свои вычурные концертные костюмы и отправляются к родственникам, кочующим с табунами. «Пожить в юрте, попасти лошадей, побыть в тишине – вот мой курорт, другого мне не нужно», – говорит Аян-оол Сам.

Вклад музыкантов «Алаша» в сохранение тувинского языка невозможно переоценить. Их песни и традиции интересны тысячам зрителей, а собственных детей бывает непросто увлечь народной культурой. «Когда я надолго уезжаю и, вернувшись, начинаю говорить с детьми по-тувински, они меня сначала не понимают, переспрашивают, – рассказывает Ондар Бады-Доржу. – В Кызыле, где мы живём, все говорят по-русски – в детском саду, в школе. Плюс телевизор смотрят. Зато в сельской местности почти все говорят по-тувински, это сохраняется. Стараюсь, чтобы дети почаще уезжали в деревню, общались с людьми старшего поколения. Сейчас мир открытый, жизнь стремительная, и нужно несколько языков знать. Русский и английский – обязательно, без этого никуда. Хорошо бы и китайский выучить. Но и родной язык забывать нельзя, открываться от корней не следует».

Тувинец из Милуоки

История американца Шона Куирка, который в студенческие годы услышал диск с записями горлового пения и из Милуоки уехал жить в Тыву, в республике известна всем. Шон носит ковбойскую шляпу, но признаёт, что сейчас он тувинец на большую половину. Американец рассказал «Русскому миру» о том, как первый же визит в Туву, состоявшийся благодаря полученному гранту, принёс ему работу, любимую девушку и друзей-единомышленников.

«Моя командировка по гранту закончилась, и я вынужден был вернуться домой, – вспоминает он. – Но продолжить жить как ни в чём не бывало я не мог. Собрал все свои накопления и снова уехал в Тыву». Здесь Шон начал практиковаться в горловом пении (благо, приехал туда, где живут лучшие учителя в этом древнем искусстве), а также изучать русский язык. Преуспел и там, и тут. И в личной жизни тоже – женился на тувинской возлюбленной.

Сейчас супруги воспитывают пятерых детей («в папу или в маму? Наш младший сын очень похож на Киану Ривза»), имеют городской дом и юрту. Горловое пение освоил и иногда выходит на сцену в составе «Алаша», хотя и признаёт, что уровня участников трио не достиг. Во время зарубежных гастролей Шон Куирк, ставший менеджером коллектива, выступает в роли конферансье – объясняет зрителям, о чём поют участники «Алаша», и о традициях тувинского народа.

«По-русски я говорю с акцентом, а на тувинском почти чисто, я в Кызыле национальные свадьбы веду, – рассказывает Шон. – С детьми разговариваем на нескольких языках, они у нас многоязычные. Я говорю с ними по-английски, жена на тувинском, а телевизор на русском. На каком языке я думаю? Зависит от того, где я сейчас нахожусь. Хотя начал замечать, что даже в Америке, приезжая к родителям, во время каких-то неожиданных ситуаций у меня всё чаще выскакивают русские или тувинские слова. Где я вижу себя в старости? Тайга, юрта, лошади, песня. Как то так»

Рубрика:
Тема:

Также по теме

Новые публикации

В преддверии Нового года поговорим о вечерних туалетах. В последнее время многие, выбирая наряд для торжества, ориентируются на восточный гороскоп. Приближающийся 2020-й – год Белой металлической крысы, поэтому модные стилисты и дизайнеры советуют надевать что-то в белых или голубоватых оттенках, блестящее, как минимум – с металлизированными элементами.  Попробуем и мы внести свою лепту в праздничное дефиле.
Внук знаменитого художника Валентина Серова – Григорий Серов – родился в Ливане, где стал известным архитектором и построил множество зданий. Но в последние несколько лет он регулярно приезжает в Россию и даже получил российское гражданство. Григорий Серов – представитель той плеяды русских соотечественников, которые внесли большой вклад в развитие тех стран, где они проживали.
В конце ноября в Кишинёве уже в шестой раз состоялся Международный фестиваль русской литературы «Пушкинская горка». Этот фестиваль объединяет людей творческих профессий вокруг имени Александра Пушкина и русской литературы. «Убеждена, что России нужна государственная программа поддержки русской литературы за рубежом – в странах бывшего СССР», – считает Олеся Рудягина, инициатор проведения и куратор «Пушкинской горки».
Зимой любовь к кофе и кафе становится крепче. Так приятно сидеть за столиком с чашечкой ароматного напитка и наблюдать, как за окном порхают снежинки, сверкают огни шумного города. И обязательно к кофеёчку просится что-нибудь вкусненькое. Не будем себе отказывать в приятных мелочах и закажем… шарлотку. В любом словаре этим словом обозначается яблочный пирог.
Недавно открытая в Бишкеке «Школа Газпром Кыргызстан» стала одним из пяти ресурсных центров российского образования за рубежом. А на днях туда уже приехали первые преподаватели из российских вузов. Почему именно эта школа была выбрана в качестве участника пилотного проекта довузовской подготовки школьников за рубежом? И в чём её отличие от других русских школ? Об этом рассказывает заместитель директора школы по развитию Станислав Епифанцев.
В декабре 1769 года указ об учреждении ордена Святого Георгия, ставшего высшей военной наградой Российской империи, подписала императрица Екатерина II. Указав,  что вручать его надлежит не за «высокую породу», а за «особливые мужественные поступки», то есть личную храбрость. В новые времена орден Святого Георгия, упразднённый в 1917 году, был восстановлен, статут ордена подписал в 2000-м году президент России Владимир Путин.
До Нового года совсем чуть-чуть. Время в декабре воспринимается по-особенному: оно словно меняет свой привычный ритм и начинает ускоряться, концентрироваться, прессоваться. В магазинах ажиотаж (от франц. agitation возбуждение), и даже пешеходы на улицах пребывают в радостной ажитации.
Общество преподавателей русского языка в Швейцарии (ОПРЯШ) отметило полувековой юбилей. На праздник в Цюрихе в конце ноября собрались русисты из разных уголков страны. И среди них – Мария Александровна Банкул. Более 50 лет она живёт в Швейцарии, в окружении русской литературы: в доме богатая домашняя библиотека – почти семь тысяч томов.