RUS
EN
 / Главная / Публикации / Улыбка комбайнёра и руки в мазуте. Соцреализм восстаёт из небытия

Улыбка комбайнёра и руки в мазуте. Соцреализм восстаёт из небытия

Сергей Виноградов26.07.2019

Фестиваль позитивного идейного искусства «Время, вперёд!» объявил второй сезон. Первый фестиваль произведений, изображающих труд и людей рабочих специальностей, прогремел на всю страну – в нём приняли участие более двухсот художников, а двери для пленэров открыли 25 промышленных предприятий России. Участники рассказали «Русскому миру» о том, что конкурс, начинавшийся как меценатское корпоративное событие, породило новое творческое движение.

Спокойствие во взгляде

Автор проекта, руководитель крупного предприятия и коллекционер произведений искусства Константин Бабкин рассказал на пресс-конференции перед стартом второго сезона «Время, вперёд!» о том, что конкурс начинался с предложения «возродить из небытия» производственную тему созидательного труда. Но в процессе работы над проектом выяснилось, что слухи о небытии производственной темы были сильно преувеличены – сотни художников давно пишут портреты сталеваров и шахтёров или мечтают попасть на завод с этюдником, а поклонники живописи ждут выставки подобной тематики. В ходе первого сезона проекта были написаны более 400 картин, а выставки, подготовленные по итогам конкурса (последняя открылась в середине июля в Государственной Думе), были встречены с огромным интересом.

А. Савеленко. К заоблачным высотам (2 место конкурса)

Участники конкурса не только имели возможность показать работы, выставить их в крупных залах с последующим включением в каталог, но также получили доступ на ведущие промышленные предприятия России.


На конкурсные работы попали заводские пейзажи, портреты рабочих, конвейеры и ручной труд, локомотивы и комбайны, золотые колоски пшеницы и чёрные от мазута руки трактористов.

По словам организаторов, они хотят привлечь внимание общественности к потенциалу российской промышленности и сельского хозяйства, а людей труда представить как современных специалистов, вовлечённых в решение стратегических государственных вопросов.

Удался ли замысел вполне, сказать трудно – пусть судят посетители выставок. Но что очевидно бросается в глаза, когда просмотришь несколько десятков таких полотен, – это уверенность и спокойствие, которые читаются во взгляде героев картин. Кому-кому, а им не нужно объяснять ни про государственное значение, ни про стратегическую отрасль.

«Время» пошло на второй круг

Общественный и творческий успех проекта убедил авторов конкурса объявить второй сезон. Новшества второго конкурса: увеличилось количество номинаций (а значит, и охват участников) и подрос призовой фонд, составивший 2 миллиона рублей. На гранты в размере от 50 до 500 тысяч рублей смогут претендовать не только живописцы и графики, но также скульпторы и мастера декоративно-прикладного искусства. Приём заявок продлится до 31 января 2020 года, лучшие будут отобраны для участия в полуфинале. Финал будет проходить с 1 марта по 1 апреля, после чего откроют итоговую выставку и наградят победителей.

И. Зюськина. Тверской экскаватор (3 место)

Увеличилось и количество промышленных предприятий, которые приглашают к себе художников. Сегодня их порядка тридцати, и географический разброс очень велик – от Твери до Новосибирска, от Вологды до Краснодара.

На страницах конкурса в социальных сетях художники активно рассказывают о своих командировках, выкладывают наброски и делятся впечатлениями. Московский художник Дмитрий Плоткин, побывавший на заводе в Самаре, даже написал концептуальный пост, в котором заявил о вызове, который предлагает современному художнику конкурс «Время, вперёд!». По его словам, участнику необходимо пройти между слепым копированием творений «подёнщиков» советского периода и «стёба» художников постперестроечных лет. «Теперь нужно наново создавать Industry-Art», – констатирует Дмитрий Плоткин.

«Хлеб все едим – кто его вырастил?»

Родственная связь конкурса «Время, вперед!» с соцреализмом и производственным искусством советского прошлого организаторами не только не отрицается. Она подчёркивается. Однако прямого копирования современными художниками почерка предшественников не наблюдается.

Картина ростовского художника Дмитрия Мясникова «Жнецы жнут», одержавшая победу в первом конкурсе «Время, вперёд!», напоминает о соцреализме разве что названием. На полотне запечатлёно лицо улыбающегося комбайнёра в тёмных очках, в которых отражаются красно-белые комбайны и колосья.

Д. Мясников. Жнецы жнут (1 место)

«Это собирательный образ, прототипа у него нет, рассказал художник «Русскому миру». Когда узнал о конкурсе, меня заинтересовала тема. Мой отец работал в литейном цехе на “Ростсельмаше”, и мне хотелось что-то написать на эту тему. Кроме того, мне нравилась песня Игоря Растеряева про комбайнёров и их нелёгкий труд. Когда я посетил “Ростсельмаш”, меня поразили новые комбайны. Современные, красивые, необычные. Так появилась идея работы. Что касается образа комбайнёра, я видел в интернете фотографии, на которых они запечатлены в тёмных очках. Надевают, когда палящее солнце. У Растеряева комбайнёры работают на старых машинах – “Дон 500”, Т-150… А мне хотелось написать современного комбайнёра, и чтобы это сразу ощущалось».

Художник не удивлён, что фестиваль-конкурс и работы на тему труда вызвали такой ажиотаж. «Интерес к этой теме, как мне кажется, был всегда, – говорит он. – Все мы едим хлеб и понимаем, что его кто-то вырастил. Нормальное люди понимают, на ком всё держится. Другое дело, что в какое-то время ушла мода на изображение труда. Это произошло, когда Советский Союз разваливался, а вместе с ним разваливалась и промышленность, и сельское хозяйство».

По словам Мясникова, победа помогла ему с оплатой обучения – ростовчанин учится в Санкт-петербургской академии художеств на живописца. «Решил материальные вопросы, теперь больше времени могу уделять творчеству», – рассказал Дмитрий. Художник уже обдумывает новые полотна для участия во втором конкурсе «Время, вперёд!».

Московской художнице Анастасии Нестеровой второе место принесло полотно «Конец рабочего дня», на которой запечатлён рабочий с чёрными мазутными руками, облокотившийся на огромный локомотив. Сразу видно, что оба героя картины, человек и машина, умеют работать и не боятся труда.

«Идея этой работы пришла мне 3 – 4 года назад, – рассказала Анастасия. – Я путешествовала по России, и была остановка где-то недалеко от Пскова. Там я увидела ремонт поезда. Я стала делать эскизы, пока мы не отправились дальше, торопилась. Идея долго вынашивалась, но всё не было повода претворить её в жизнь. Конкурс послужил для меня толчком к написанию этой работы, дал нужный импульс».

А. Нестерова. Конец рабочего дня (2 место)

По словам художницы, её привлекли руки, блестящие от масла, большие красные детали огромного локомотива, сочетания чёрного и красного цветов – ремонтник одет в красную майку и чёрные штаны. «Ещё мне понравилось сочетание – молодого рабочего и старого поезда, которые ещё ездят кое-где в нашей стране, – продолжает Анастасия. – В этом мне представился интересный сюжет. И картина получилась наиболее знаковой из моих работ последних лет. Сейчас уже могу сказать, что конкурс положительно сказался на моём творческом развитии. Я хочу и дальше развивать эту тему, скоро хочу отправиться в поля на сбор материала».

По словам Анастасии, конкурс изменил её жизнь – появились заказы, замыслы и идеи. И во втором конкурсе она, конечно, будет участвовать. Машинисты и уборщики риса, которые уже родились в голове художницы и просятся на холст, не простят иного.

Также по теме

Новые публикации

До Нового года совсем чуть-чуть. Время в декабре воспринимается по-особенному: оно словно меняет свой привычный ритм и начинает ускоряться, концентрироваться, прессоваться. В магазинах ажиотаж (от франц. agitation возбуждение), и даже пешеходы на улицах пребывают в радостной ажитации.
Общество преподавателей русского языка в Швейцарии (ОПРЯШ) отметило полувековой юбилей. На праздник в Цюрихе в конце ноября собрались русисты из разных уголков страны. И среди них – Мария Александровна Банкул. Более 50 лет она живёт в Швейцарии, в окружении русской литературы: в доме богатая домашняя библиотека – почти семь тысяч томов.
В апреле 2019 года экспедиция «Современный этномир» Пензенского отделения Русского географического общества побывала в крупных городах Казахстана – Нур-Султане, Караганде, Темиртау, Алма-Ате и Киргизии – Караколе и Бишкеке. Члены экспедиции выясняли, как живёт русскоязычное население региона, что происходит там с русским языком и с русским культурным наследием. «Современный этномир» стала первой этнографической экспедицией РГО в Казахстан и Киргизию в постсоветский период.
15 лет работы и более 150 авторов – вышло третье издание энциклопедии «Русский язык», подготовленное Институтом русского языка им. В. В. Виноградова РАН. Впрочем, создатели энциклопедии уверены, что её можно считать новым отдельным изданием – настолько сильно энциклопедия отличается от двух предыдущих редакций. И вообще, мало у каких языков в мире есть такого рода энциклопедии.
В конце ноября Конституционный суд Латвии отказал русскоязычным детям в праве учиться на родном языке даже в частных школах. Такое решение, уверен председатель правления фонда «Русский мир», глава Комитета Госдумы по образованию и науке Вячеслав Никонов, противоречит нормам Евросоюза, приведёт к ухудшению качества образования русскоязычных детей и обострению межнациональных конфликтов.
В преддверии зимних холодов поговорим о тёплой одежде. Да не осудят нас гринписовцы, начнём с мехов, ибо без них в России в морозы не прожить. Самой распространённой на Руси зимней одеждой был, пожалуй, тулуп из овчины – длиннополая, мехом внутрь шуба с большим воротником.
Если вы до сих пор думаете, что русский стиль – это нечто из бабушкиного сундука, значит, вам срочно пора на выставку «Трын*трава» во Всероссийском музее декоративно-прикладного искусства. 18 российских дизайнеров объединили свои усилия, чтобы доказать: русский стиль – это актуально, практично и просто красиво.
В Финляндии есть место, где рассказывают об истории России ежедневно на 15 языках без перерыва на обед. Крепость Свеаборг (финское название – Суоменлинна), ныне входящая в городскую черту Хельсинки, была основана в XVIII веке Швецией, завоёвана и реконструирована  Россией, владевшей крепостью более ста лет, и перешла к Финляндии в 1917 году с обретением страной независимости.