EN
 / Главная / Публикации / Что делать со своими корнями?

Что делать со своими корнями?

Сергей Виноградов30.08.2019

Сохранить язык, культуру и традиции коренных народов России помогает искусство и синтез с современностью. Ирина Казанская, главный редактор и разработчик сайта Etnic.ru, посвящённого современной жизни 40 коренных народов Севера, рассказала «Русскому миру» о компьютерных играх по ханты-костюмам и рэпе на чукотском языке.

Корни и плоды

– Ирина, как родился сайт Etnic.ru, который вы в описании называете «виртуальным стойбищем»?

– Сайт был создан в 2005 году, я тогда работала в ханты-мансийском Обско-Угорском институте прикладных исследований и разработок, в отделе информационных технологий. Надо сказать, что в Ханты-Мансийском автономном округе реализуется несколько уникальных проектов, и один из них – организация детско-взрослых стойбищ. Это такие летние лагеря, в которых воссоздан традиционный образ жизни народов Севера. Туда приезжают школьники из городов и сёл, преподаватели, носители языка, учёные и просто интересующиеся традиционной культурой – все съезжаются в одно место. И, знаете, там создавалась совершено особенная культурная среда, в которой были возможны удивительные вещи.

Одной из них стал «Парламент мировых народов», который собирал представителей разных народностей. Они обсуждали настоящее и будущее, свои проблемы и задачи. Там рассматривались проекты, направленные на развитие совместного будущего. На такой сессии и появилась идея разработки интернет-портала, на котором бы проводился мониторинг того, что происходит с народами Севера сейчас. Что происходит с культурой, как меняется традиционный хозяйственный уклад. Был определён большой спектр вопросов, связанных со стыком традиций и современности. В 2005 году мы получили губернаторский грант на такую разработку и создали сайт

Ирина Казанская

– Насколько активно он обновляется сегодня?

– Довольно активно, сайт живёт, каждый день выходят новости и статьи. На первоначальном этапе у нас были корреспонденты, авторские материалы, создавались подборки. Позднее сайт в большей степени стал агрегатором новостей по различным темам, имеющим отношение к современной жизни коренных народов. Авторские материалы и сегодня бывают.

Сама я родом не из Ханты-Мансийска, но судьба распорядилась так, что я провела там несколько лет. Мне приятно, что этим сайтом я вношу какой-то вклад в сохранение культуры и традиций коренных народов. Сейчас я живу в другом регионе, занимаюсь другой деятельностью, но продолжаю заниматься сайтом.

– На сайте опубликована информация о 40 народов Севера. Вы сразу вышли на эту цифру или она постепенно увеличивается?

– Мы в данном случае поступили формально, взяв список коренных народов России и выделив народы Севера. Стараемся отслеживать новости по всем сорока народам. С представителями некоторых из них у нас есть прямой и тесный контакт, с другими такого контакта нет, но мы пытаемся его наладить.

– Традиции каких народов представлены на сайте более полно?

– Когда мы начинали, были больше сосредоточены на ханты и манси, и на сайте есть уникальные материалы об этих народах. Но буквально с третьего года существования сайта он стал расширяться, и стала накапливаться интересная информация обо всех народах, которыми мы занимаемся. Тогда же было создано несколько образовательных курсов по духовной культуре, орнаменту и другим сферам традиционной жизни коренных народов. Они сыграли роль своего рода приманок. Честно говоря, я сама, читая эти материалы, по-настоящему увлеклась этой темой. Красота невообразимая!

Интернет в тайге

– Кто чаще заглядывает на ваше виртуально стойбище – учёные или студенты для работы, поклонники этно-музыки и экзотической кухни или сами представители коренных народов?

– Довольно сложно судить об этом по тем данным, которыми я располагаю. Можно сделать какие-то выводы по тем людям, которые оставляют комментарии на сайте и в наших группах в социальных сетях. Это в большей степени представители коренных народов. Они отслеживают новости и статьи, подписываются на наши ресурсы. Просто любопытные или те, кому наша информация нужда для работы или учёбы, чаще всего попадают к нам через поисковики. Нашли интересующий материал – и дольше обычно не задерживаются.

– То есть к вам приходят люди, увлечённые традициями предков. А случается наоборот – пользователь зашёл на сайт и заинтересовался корнями?

– Да, конечно, и довольно часто. Дети часто пишут, благодарят за интересные материалы о тех или иных народах. Или бывает так, что к нам обращаются представители коренных народов, которые занимаются творчеством – художники, поэты. Они не знали, где разместить свои произведения, и мы предоставляли им площадку.

Читайте также: Юрта, степь, лошади, песня. Как тувинское трио прославило горловое пение

– Наверняка вы знакомы с представителями коренных народов Севера, которые уходят в тайгу, пасут скот, живут в юртах. Заходят ли они на сайт Etnic.ru и интересны ли им эти темы?

– Степень вовлечённости людей, о которых вы говорите, в современные технологии зависит от самого человека. Например, у известного ненецкого поэта Юрия Вэллы на стойбище был интернет, и его дети, находясь на домашнем обучении, учились через всемирную сеть. Сейчас есть все возможности организовать доступ в интернет на самых отдалённых стойбищах. Кто-то пользуется этими возможностями, а кто-то нет.

Музыкант в чуме

– Вопрос сохранения культуры и языка коренных народов – дискуссионный. Все соглашаются, что сохранять надо, но вокруг инструментов ведутся споры. Ведь есть опасность переборщить с продвижением традиционной культуры, которая может пострадать от слишком пристального внимания. Где, по-вашему, находится золотая середина?

– То, что культура коренных народов размывается и умирает, к сожалению, естественный процесс, и он происходит по всему миру. Лет через 100 не будет коренных народов, которые живут традиционным бытом с сохранением живой культуры. Сегодня это признано как факт. Отсюда вопрос – что делать с этим фактом?

Читайте также: Владимир Плунгян: Утрата каждого языка — это как гибель большой библиотеки

Во время моей недавней поездки в Ханты-Мансийск мы с коллегами обсуждали эту тему. Что делать? Самый очевидный ответ – преподавать язык коренных народов в школе соответствующих регионов. С одной стороны, зачем изучать язык, если он не пригодится в жизни и на нём практически не говорят даже на стойбищах. Но, с другой стороны, все прекрасно понимают, что сохранение языка – условие того, будет жить народ и его культура или произойдёт размывание. Как только язык забывается, чаще всего, уходит связь с корнями.

Читайте также: Языки России: сотни лет вместе

По моему мнению, в решении этого вопроса очень важно идти с двух сторон – ни в коем случае нельзя ограничиваться мерами поддержки, которые спускаются сверху. Важно быть ближе к этим народам, наблюдать за их жизнью и попытаться понять, чего они сами хотят и как они себя видят, особенно их молодая пассионарная часть. Мне кажется, у этих людей могут родиться качественные импульсы, которые смогут переформатировать традиционную культуру в условиях современности. Мы должны увидеть эти импульсы и поддержать их. Помощь сверху важна, но нужно видеть, что растёт снизу. Только так может получиться что-то эффективное.

Читайте также: «У юкагиров» – вышла в свет новая книга об исчезающем народе Сибири

– Представим себе ситуацию. Молодой человек из семьи, допустим, чукчей, живёт в большом городе той же жизнью, что и сверстники. Но ему интересны его корни и традиции предков. Как он может проявить себя в качестве чукчи – носить шубу из шкур, петь друзьям народные песни? Сверстники засмеют.

– В крупных городах есть диаспоры, сообщества. Я не раз сталкивалась с хантыйским и мансийским сообществами, которые проводят встречи, мероприятия. Этот молодой человек может проявлять свой интерес там. Как правило, эти сообщества очень живые, они объединяют людей, которых долго мучили размышления, что делать со своими корнями, отражение которых отсутствует в окружающей жизни. У них внутри болит, и они ищут, как это проявить. И знаете, это иногда выливается в потрясающие формы, когда молодые музыканты берут традиционные наигрыши и напевы и делают современные аранжировки. Или рэп на национальном языке. О качестве такого творчества можно спорить, но важен сам поиск. Интересно, что почти всегда этот поиск сдвигается в сторону творческого самовыражения и современного искусства. Я знаю людей, которые живут в городах, работают на обычной работе, но сохранившиеся в них корни подпитывают их творчески.

– То есть, выход в этом случае – в синтезе с современностью?

– Именно так. Традиционная культура, воплощённая в актуальном искусстве, сохраняется. И мы видим массу подтверждений этому.

– Наверняка у вас просят совета, как заинтересовать ребёнка традиционной культурой предков. Что советуете?

– К счастью, это направление сейчас активно развивается. Делают компьютерные игры и мобильные приложения, которые рассказывают о традиционной культуре в увлекательной форме. Я видела образовательные приложения по культуре ханты. Есть такая игра – по типу «одень куклу», в которой фигурируют традиционная одежда ханты и манси. Игра позволяет изучить, что носят южные и северные ханты, познакомиться с орнаментами и их значениями. Мы несколько лет назад работали над музыкальной компьютерной игрой «Музыкант в чуме» – пользователь видит убранство чума, в котором находятся инструменты. Можно узнать, как они называются, и поучиться составить мелодию на этих инструментах. В неё до сих пор играют.

Также по теме

Новые публикации

Известный венгерский поэт Ласло Секей перевёл на венгерский все самые популярные и любимые русские песни знаменитого поэта-песенника Алексея Фатьянова. И благодаря  знакомству с его творчеством он увлёкся переводами других современных российских поэтов-песенников. А венгерская публика с удовольствием слушает эти песни в исполнении Ласло Секея.
Со времён Петра I русская морская терминология складывалась на основе голландской, сказалось на ней и мощное английское, немецкое и итальянское влияние. Благодаря расшифровке этих специфических терминов можно реконструировать события, связанные со славой русского флота, например, ход Чесменской битвы.
В сентябре 2020 г. в Российском университете дружбы народов начнёт работу Цифровой подготовительный факультет. Это современный образовательный проект, благодаря которому иностранные студенты смогут удалённо подготовиться к обучению в различных российских вузах.
«Я считаю, что чем реже мы меняем Конституцию, тем лучше. Это придаёт устойчивость государственной системе. Каждая смена Конституции – серьёзный удар по стабильности политической. Поэтому Путин не пошёл по пути принятия новой», – сказал В. Никонов.
В период пандемии российские соотечественники в Малайзии организовали гуманитарную миссию, которая стала помогать аборигенам, живущим в джунглях. О том, как возникла такая идея, и живут русские в Малайзии, рассказывает учредитель ассоциации «Женщины России в Малайзии» Катерина Чулкова.
Как-то раз в адрес службы экстренной лингвистической помощи международного проекта «Современный русский» пришло такое сообщение: «Прочитала у Набокова: "на круглой площадке, до смешного плевелистой..." Не могу найти в сети значение слова плевелистый. У Даля нашла: плевелистый – тот, в котором много плевел. Плева – это оболочка. Почему тогда "до смешного плевелистой" площадке?». Попробуем разобраться.
Русский язык не знает выходных, не боится пандемий, а самоизоляция тех, кто стремится им овладеть, иногда идёт ему на пользу. После месяцев работы в режиме онлайн курсы русского языка по всему миру начинают активно набирать офлайн-группы.