RUS
EN
 / Главная / Публикации / «В Москве есть огромная сила»

«В Москве есть огромная сила»

Светлана Сметанина11.11.2019

Среди греческих актёров и режиссёров наберётся не больше десятка выпускников российского ГИТИСа. А вот кандидатов искусствоведения, защитивших кандидатскую диссертацию в ГИТИСе, и вовсе пока не было. И первой станет театральный режиссёр Вася Велтсиста, которой в декабре предстоит защита диссертации. Интерес к русскому театру и горячая мечта стать театральным режиссёром привели её после получения диплома инженера-механика и работы главным инженером в афинском метро в Москву и в театральный институт.

– Как вообще возникла идея поехать в Москву в ГИТИС учиться театральному искусству?

– Во-первых, я сначала жила и училась в Лондоне, потом в Германии, а потом уже оказалась в Москве. Но русский театр – это самый лучший театр в мире, я так считаю. У вас прекрасная техника. Поэтому я приехала, чтобы освоить эту технику. У меня уже было магистерское образование, поэтому я поступила в ГИТИС как аспирантка на режиссёрский факультет.

Вася Велтсиста

Я приехала в Москву на три месяца, но осталась на шесть лет. А в Греции у меня был преподаватель из России, который окончил ВГИК. Именно благодаря ему я получила основы русской театральной техники и захотела уже продолжить обучение в Москве. И я решила попробовать приехать и до сих пор в Москве!

– Но вы же сначала поехали учиться в Лондон на инженера-механика. Почему?

– Трудно сказать… Наверное, я просто люблю учиться. У меня в Лондоне были друзья и я решила, что хочу поехать туда учиться. Почему инженер? У меня хорошо шли математика, физика и химия. Я получила там диплом магистра наук и вернулась обратно в Грецию. И решила стать актрисой – училась в театральной школе «Архи».

– Ваши близкие как восприняли решение стать актрисой, а потом учиться в России?

– Да, для них это было удивительно, потому что тогда у меня была очень хорошая работа – я была одним из главных инженеров в афинском метро. И я решила всё бросить и поступить в театральную школу. И конечно, это вызвало огромный конфликт с родителями – мы даже не разговаривали два года. И потом они всё-таки поняли, что это моё серьёзное желание и смирились. На самом деле это моё желание с детства – быть актрисой и режиссёром. Но в Греции это не считается престижной профессией. Поэтому я сначала закончила политехнический институт.

А вот теперь я в Москве и в декабре у меня будет защита диссертации в ГИТИСе, а в Греции я открываю театральную студию. Я буду работать и как режиссёр и как преподаватель. В аспирантуре я смогла найти свою технику, новые подходы к восприятию актёра, так что буду её передавать. Меня привлекает и режиссура, и педагогика.

– Вы очень хорошо говорите по-русски. В детстве вы как-то соприкасались с русским языком? Что вы знали о нашей стране?

– Нет. Только в ГИТИСе я начала учить русский язык. Я приехала с нулевым знанием русского языка. Но я меня не было выхода, и я выучила русский.

У нас был известный режиссёр в Греции Стафис Ливафинос и он первый человек из Греции, который учился в ГИТИСе. И благодаря ему у меня также зародилась эта мысль в голове – может, поехать поучиться в ГИТИСе. И, конечно, в Греции русский театр считается одним из самых хороших в мире. И это правда! Не только потому, что греки так ставят русскую драматургию. Это факт!

Что касается знаний о России, то Россия для греков близкая страна. И в моей семье всегда было хорошее отношение и к России, и к русским людям. Все любят русских вокруг меня! Я выросла в этом и всегда слышала, что русские хорошие люди.

– Русский театр популярен в Греции?

– Очень популярен. И русская театральная школа тоже. Вы знаете, люди, которые учились в ГИТИСе в Москве, это уже почти как боги! Может, потому, что нас таких мало пока в Греции. А кандидатов наук, защитившихся в ГИТИСе пока вообще никого нет, кроме меня! Надеюсь, что будут ещё – сейчас в театральном институте в Москве учатся ещё несколько студентов из Греции.

– Какое было ваше первое впечатление от Москвы, когда вы приехали семь лет назад?

– Было очень трудно тогда, потому что Москва была другая. И я тоже была другая. Помню, как я тогда говорила своим друзьям: в Москве трудно, но интересно. Я постоянно это повторяла. У меня было ощущение, как будто я снимаюсь в каком-то кино – настолько иногда всё казалось нереальным. У меня было ощущение, что русские не очень открытые с иностранцами. У меня была постоянно улыбка на лице и, как оказалось, это был большой минус. Меня воспринимали как несерьёзного человека. Я потом это поняла. Но на самом деле этот первый год в Москве был самым интересным в моей жизни.

– Вы сказали, что сейчас Москва другая. В чём именно другая?

– Мне кажется, что Москва сейчас так быстро развивается и меняется чуть ли не каждый месяц. Она становится более открытой для иностранцев – английский язык везде, люди больше улыбаются. В Москве есть огромная сила. Если ты чего-то хочешь, то можешь здесь этого добиться. Все думают, что это трудно, потому что русские строгие. Здесь есть истина в действиях: здесь не просто говорят, что могут сделать, а реально делают. Если ты действительно хочешь развиваться и реализовать себя, то тут ты можешь это сделать. и это огромный плюс.

– Чему Вы научились за годы жизни в Москве?

– Во-первых, пить чай! Тут это целый ритуал: есть время пить чай и неважно – есть работа или нет. надо пить чай и всё! Я тоже сейчас так делаю. И ещё я не так много улыбаюсь! Особенно когда работаю. Мои друзья в Греции считают, что я стала очень строгая. Но просто когда я работаю, я работаю. Это не строгость, а возможно, другое отношение к работе. Я не знала, что у меня такая будет судьба, но сейчас могу сказать, что Москва – это мой родной город. И даже иногда в Греции я чувствую себя иностранкой. 

Также по теме

Новые публикации

До Нового года совсем чуть-чуть. Время в декабре воспринимается по-особенному: оно словно меняет свой привычный ритм и начинает ускоряться, концентрироваться, прессоваться. В магазинах ажиотаж (от франц. agitation возбуждение), и даже пешеходы на улицах пребывают в радостной ажитации.
Общество преподавателей русского языка в Швейцарии (ОПРЯШ) отметило полувековой юбилей. На праздник в Цюрихе в конце ноября собрались русисты из разных уголков страны. И среди них – Мария Александровна Банкул. Более 50 лет она живёт в Швейцарии, в окружении русской литературы: в доме богатая домашняя библиотека – почти семь тысяч томов.
В апреле 2019 года экспедиция «Современный этномир» Пензенского отделения Русского географического общества побывала в крупных городах Казахстана – Нур-Султане, Караганде, Темиртау, Алма-Ате и Киргизии – Караколе и Бишкеке. Члены экспедиции выясняли, как живёт русскоязычное население региона, что происходит там с русским языком и с русским культурным наследием. «Современный этномир» стала первой этнографической экспедицией РГО в Казахстан и Киргизию в постсоветский период.
15 лет работы и более 150 авторов – вышло третье издание энциклопедии «Русский язык», подготовленное Институтом русского языка им. В. В. Виноградова РАН. Впрочем, создатели энциклопедии уверены, что её можно считать новым отдельным изданием – настолько сильно энциклопедия отличается от двух предыдущих редакций. И вообще, мало у каких языков в мире есть такого рода энциклопедии.
В конце ноября Конституционный суд Латвии отказал русскоязычным детям в праве учиться на родном языке даже в частных школах. Такое решение, уверен председатель правления фонда «Русский мир», глава Комитета Госдумы по образованию и науке Вячеслав Никонов, противоречит нормам Евросоюза, приведёт к ухудшению качества образования русскоязычных детей и обострению межнациональных конфликтов.
В преддверии зимних холодов поговорим о тёплой одежде. Да не осудят нас гринписовцы, начнём с мехов, ибо без них в России в морозы не прожить. Самой распространённой на Руси зимней одеждой был, пожалуй, тулуп из овчины – длиннополая, мехом внутрь шуба с большим воротником.
Если вы до сих пор думаете, что русский стиль – это нечто из бабушкиного сундука, значит, вам срочно пора на выставку «Трын*трава» во Всероссийском музее декоративно-прикладного искусства. 18 российских дизайнеров объединили свои усилия, чтобы доказать: русский стиль – это актуально, практично и просто красиво.
В Финляндии есть место, где рассказывают об истории России ежедневно на 15 языках без перерыва на обед. Крепость Свеаборг (финское название – Суоменлинна), ныне входящая в городскую черту Хельсинки, была основана в XVIII веке Швецией, завоёвана и реконструирована  Россией, владевшей крепостью более ста лет, и перешла к Финляндии в 1917 году с обретением страной независимости.