RUS
EN
 / Главная / Публикации / Амазонка Серебряного века

Амазонка Серебряного века

Тамара Скок19.11.2019

20 ноября исполняется 150 лет со дня рождения Зинаиды Гиппиус. Среди литераторов начала ХХ века она занимала совершенно особенное место. Умная, прозорливая, холодно-беспощадная в оценках, при этом тонкая и изящная, она поражала постижимым своеобразием. Александр Блок сделал запись в своём дневнике: «Единственность Зинаиды Гиппиус».

Поэт, переводчик и литературный критик Георгий Адамович писал о ней: «Есть люди, которые как будто выделаны машиной, на заводе, выпущены на свет Божий целыми однородными сериями, и есть другие, как бы “ручной работы”, – и такой была Гиппиус… Это была самая замечательная женщина, которую пришлось мне на моём веку знать. Не писательница, не поэт, а именно женщина, человек, среди, может быть, и более одарённых поэтесс, которых я встречал».

Уже с детских лет она писала стихи, жадно ловя минуты вдохновения. Думы о высоком, но не пустые мечтания – постоянный анализ, размышления – вот что было для неё по-настоящему интересно.

Зинаида Гиппиус в образе пажа. Фото: unotices.com

Эта погружённость в размышления с изрядной долей самоиронии отражена ею в стихотворении «Любовь к недостойной»:

Она взглянула… Боже, Боже!

И говорит, как в полусне:

«Знать хочешь мысли? Отчего же!

Я объясню их. Вот оне:

Решала я…— вопрос огромен!

(Я шла логическим путем),

Решала: нумен и феномен

В соотношении — каком?

И всё ль единого порядка -

Деизм, теизм и пантеизм?

Рациональная подкладка

Так ослабляет мистицизм!

Создать теорию — не шутка,

Хотя б какой-нибудь отдел…

Ты мне мешал слегка, малютка;

Ты что? смеялся? или пел?»

«Рациональная подкладка» послужила основой не только для творчества оригинальной поэтессы, но и стала одной из причин образования прочного союза двух интеллектуалов: Зинаида Гиппиус и Дмитрий Мережковский прожили в браке 52 года. Они обожали спорить, рассуждать, вместе вынашивать философские идеи. Их дом стал культурным салоном, в котором собирались талантливые люди мира искусства. Причём многие жаждали и одновременно боялись получить оценку своих творений из уст эпатажной хозяйки. Обиженных было немало. Интересно сравнить заметки о внешности Зинаиды Гиппиус, оставленные теми, к кому благоволила «мадонна», и теми, кто отведал яду «демоницы»:

«Высокая, стройная блондинка с длинными золотистыми волосами и изумрудными глазами русалки, в очень шедшем к ней голубом платье, она бросалась в глаза своей наружностью. Эту наружность я назвал бы боттичеллиевской», – писал Пётр Перцов, русский литератор и близкий друг Мережковского.

А вот какие воспоминания оставил Борис Бугаев, он же Андрей Белый: «З. Гиппиус точно оса в человеческий рост; ком вспученных красных волос (коль распустит – до пят) укрывал очень маленькое и кривое какое-то личико; пудра и блеск от лорнетки, в которую вставился зеленоватый глаз; перебирала гранёные бусы, уставясь в меня, пятя пламень губы, осыпаяся пудрою; с безгрудой груди тарахтел чёрный крест; прелесть её костяного, безбокого остова напоминала причастницу, ловко пленяющую сатану».

Гиппиус в долгу не остаётся, и в дневниках изысканно вонзает иглы в фигуру Белого: «Б. Бугаев не гений, гением быть и не мог… а какие-то искры гениальности в нём зажигались, стрелы гениальности, неизвестно откуда летящие, куда уходящие, в него попадали. Но он всегда оставался их пассивным объектом», «мягкий, сладкий, ласковый, с водопадными речами» и вечно меняющимся лицом, весь извивающийся, «воплощённая неверность».

На современников чета Гиппиус-Мережковский – одна из самых оригинальных пар эпохи Серебряного века – производила странное впечатление: она высокая и нарядная, рыжеволосая, с ярким макияжем актрисы, с умными внимательными глазами, он – маленького роста, сюртук допотопный, в глубоко посаженных глазах горит «тревожный огонь библейского пророка». А они подпитывали друг друга, без устали раздували светильник разума, рождали идеи и воплощали их в жизнь, вовлекая в свой круг единомышленников в России и, позже, в эмиграции.

З. Гиппиус и Д. Мережковский. Фото: culture.ru

Стихотворения Зинаиды Гиппиус, по мнению собратьев по перу, нередко были сделаны виртуозно, но именно «сделанность» формы, рациональность темы убивала-де в них очарование (или не предполагала его?). Бунин, мастер давать меткие характеристики, назвал стихи Гиппиус «электрическими»: холодное рацио потрескивает и светится в строчках.

И всё же не «электрическим» холодом она берёт за сердце читателя. Иннокентий Анненский очень верно почувствовал, угадал Зинаиду Гиппиус, когда, характеризуя её «Собрание стихов» 1904 года, отметил: «Я люблю эту книгу за её певучую отвлечённость… Эта отвлечённость вовсе не схематична по существу, точнее – в её схемах всегда сквозит или тревога, или недосказанность, или мучительное качание маятника в сердце».

Не раз в её стихотворениях возникает тема особенного бремени – знания, предощущения беды. Стихотворение «Последнее» написано в 1900 году, когда до войны и революции ещё далеко, но в нём невозможно не уловить тяжёлых предчувствий:

Порой всему, как дети, люди рады 
И в лёгкости своей живут весёлой, 
О, пусть они смеются! Нет отрады 
Смотреть во тьму души моей тяжёлой. 

Я не нарушу радости мгновенной, 
Я не открою им дверей сознанья, 
И ныне, в гордости моей смиренной, 
Даю обет великого молчанья. 

В безмолвьи прохожу я мимо, мимо, 
Закрыв лицо, — в неузнанные дали, 
Куда ведут меня неумолимо 
Жестокие и смелые печали.

Дневниковые записи Гиппиус читать очень тяжело. Жёсткие постреволюционные хроники фиксируют крах мировых устоев почти бесстрастно. Подобно Кассандре она, провидящая грядущее, теперь запечатлевает, как одно за другим сбываются её мрачные пророчества.

Зинаида Гиппиус. Фото: rewizor.ru

Она, действительно, полна тревоги. Это умение предвидеть, предугадывать касается и взаимоотношений Гиппиус с теми, кто был ей близок, за кого она переживала, и будущего России. Оторваться невозможно от воспоминаний Зинаиды Гиппиус: её «Живые лица» – это яркий коллаж из метких зарисовок, точных характеристик, тонких умозаключений.

И всё-таки в стихах, которые, в её понимании сродни откровенной молитве, поэтесса-мыслитель точнее. В стихотворении «Страшное» (1916 г.) она фиксирует то, что чувствует, то, что носится в воздухе:

Страшно оттого, что не живётся — спится.

И всё двоится, всё четверится.

В прошлом грехов так неистово много,

Что и оглянуться страшно на Бога.

Да и когда замолить мне грехи мои?

Ведь я на последнем склоне круга...

А самое страшное, невыносимое, —

Это что никто не любит друг друга...

В двух последних строчках – предостережение. 

Также по теме

Новые публикации

Разобравшись с русскими школам в Латвии, которые в соответствии с новой реформой в скором времени полностью переводятся на латышский язык обучения, власти взялись и за малышей. В январе 2020 г.  латвийский парламент без обсуждения с заинтересованными лицами в первом чтении принял спорный законопроект, цель которого – покончить с русским языком в детских садах национальных меньшинств. Правда, перед вторым чтением вышла заминка, но ненадолго…
В ореоле праздника Дня влюблённых поговорим о насущном. Многих интересует вопрос, почему невесты милы и нежны, словно феи, а стоит им выйти замуж, как они становятся сварливыми, ворчливыми и придирчивыми, аки ведьмы? Кто бы мог подумать, что такое романтическое, нежное слово, как невеста, состоит в историческом родстве с существительным ведьма? В современном русском языке они далеки друг от друга, а в прошлом, оказывается, были близкими родственниками.
Весной этого года исполняется 125 лет со дня выхода высочайшего указа императора Николая II о создании в Петербурге Русского музея. Уникальность музея была в том, что экспонаты для его коллекции собирала буквально вся страна – от крестьян, даривших старинные предметы быта, до представителей высших сословий, передававших в фонд богатейшие собрания картин.
В день праздника трёх святителей – Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, которые считаются духовными покровителями Общины русских-липован Румынии (ОРЛР), организация отмечает своё 30-летие. А ещё в этот день в Румынии отмечают День родного русского языка.
Правопреемник основанного в 1972 году на волне оттепели в отношениях СССР с ФРГ Общества «СССР – ФРГ» – Международное общество «Россия – Германия» – продолжает свою активную деятельность, несмотря на объективные трудности, в первую очередь отсутствие государственного финансирования.
В год столетия исхода первой волны русской эмиграции в Доме русского зарубежья продолжают открывать ранее неизвестные страницы жизни русских общин за рубежом. Одна из таких страниц – история русской эмиграции в Марокко. Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Николай Сухов представил сразу две своих книги, посвящённые этой теме.
75 лет назад, 4 —11 февраля 1945 года, в Ливадийском дворце состоялась судьбоносная встреча лидеров стран антигитлеровской коалиции — руководителей СССР, Великобритании и США. За неделю, проведённую в Ялте, Сталин, Черчилль и Рузвельт приняли важнейшие решения, предопределившие исход Второй мировой войны и определившие принципы послевоенного мироустройства. Кто бы что ни говорил, действуют они и сейчас.
Развитие международных отношений в сфере науки и образования – один из ключевых государственных приоритетов. Как будет строиться международное научное сотрудничество с участием российских учёных и организаций? Как будет организован приём и работа с иностранными студентами в российских вузах? Продолжится ли развитие сети филиалов российских университетов за рубежом? Об этом рассказал новый министр науки и высшего образования РФ Валерий Фальков.