RUS
EN
 / Главная / Публикации / Вячеслав Никонов – о запрете школьникам в Латвии учиться на русском: Это – политика апартеида и свирепая дискриминация

Вячеслав Никонов – о запрете школьникам в Латвии учиться на русском: Это – политика апартеида и свирепая дискриминация

Александр Гамов02.12.2019

Вячеслав Никонов. Фото: Пресс-служба Государственной Думы РФ

В конце ноября Конституционный суд Латвии отказал русскоязычным детям в праве учиться на родном языке даже в частных школах. Такое решение, уверен председатель правления фонда «Русский мир», глава Комитета Госдумы по образованию и науке Вячеслав Никонов, противоречит нормам Евросоюза, приведёт к ухудшению качества образования русскоязычных детей и обострению межнациональных конфликтов.

– ... Вячеслав Алексеевич, вердикт латвийского Конституционного суда распространяется не только на государственные, но и на частные школы...

– К сожалению, все эти правила устанавливаются внутренним законодательством Латвии, которое находится в вопиющем противоречии с европейскими нормами, с нормами Европейского союза, которые, в общем-то, предусматривают защиту прав всех национальных меньшинств.

Во многих европейских странах преподавание ведётся на многих языках. К сожалению, есть вот такие исключения, где у власти находятся просто этнократические режимы, которые проводят политику апартеида, если называть вещи своими именами.

Я абсолютно не стесняюсь употреблять данное слово, то, что творится в Латвии – это дискриминация людей по национальному признаку. Причём, достаточно свирепая. Которая касается всех отраслей жизни: не только образования, но и гражданских прав, прав собственности и так далее.

Дискриминация «неграждан» в Латвии, безусловно, зашкаливает.

 И к чему это может привести? Чем это грозит?

– Да чем это чревато? Безусловно, это огромный ущерб для русскоязычного населения...

Сейчас, вообще, русскоязычных в Латвии больше, чем нерусскоязычных. Потому что по-русски там говорят все, по-латышски – не все. Но все дети сейчас вынуждены будут учить латышский язык. Но!

Понимаете, для них он – не родной. Обучение на неродном языке снижает качество обучения многократно. То есть, это –падение уровня образования во всей стране. И это делается сознательно.

Другое – это, конечно, обострение межнациональных конфликтов. Потому что сила государства заключается в том, насколько оно способно обеспечить межнациональное согласие.

В России, по сути, 35 государственных языков, а преподавание ведётся на 86 языках народов нашей страны. В этом – наша сила, а не наша слабость.

Если вводится один язык государственный, один язык преподавания, то в этом случае вы обрекаете страну на то, что она рано или поздно взорвётся. Мы это уже видели на Украине – к чему приводили все эти вещи и ещё будут приводить и дальше. Потому что, когда происходит раскол общества не просто по вопросам идеологии, не просто по вопросу того, какой у кого паспорт – гражданина или «не гражданина», а по вопросам языка. А тем более ещё и по вопросам веры, как сейчас на Украине, после церковного раскола. И это – гарантия того, что общество взорвётся.

То есть, эти государства явно (находятся) под давлением извне, чаще всего – из-за океана... А тамошние эмиссары проводят такую политику, которая обрекает эти страны на то, что они – да, становятся антироссийскими, русофобскими инструментами, обрекает их на то, что они становятся крайне хрупкими внутри.

 Родители русскоязычных и не только ребятишек в Латвии бьют тревогу, они считают, что десятки тысяч детей потеряют теперь шанс получить хорошее, нормальное, цивилизованное образование. И странно, что власти говорят: а что, всё по закону, мы «восстановили историческую справедливость».

– Никакой исторической справедливости там, конечно, и близко нет, потому что, я просто напомню, всё образование в Латвии было организовано, в основном (на современном уровне), в то время, когда Латвия была в составе Российской империи. Преподавание там, естественно, велось на русском языке, так что, исторические традиции преподавания в высшей школе в Латвии, кстати, были неплохие, они были заложены тогда ещё, в Российской империи.

То, что сейчас происходит, это, наоборот, как бы отвлечение от большой науки, поскольку язык науки – он специфический. В русском языке он есть, в латышском его просто может не быть.

 Как наша власть, парламент, фонд «Русский мир», который вы возглавляете, должны реагировать в этой ситуации?

– Мы должны реагировать на это резко отрицательно, естественно, все необходимые заявления на этот счёт уже делались, и неоднократно, и будут ещё сделаны.

Но, кроме того, действительно, я считаю, у нас есть все возможности для того, чтобы постараться повлиять на ситуацию через нормы Европейского союза. Потому что русский – это язык, на котором говорит очень большое количество людей в Евросоюзе – на самом деле он пятый или шестой по использованию.

Если будет собрано необходимое количество подписей под соответствующей петицией о введении русского языка, как официального языка Европейского союза, то это будет сделано. И в этом случае невозможно будет запретить преподавание на русском в любой стране Евросоюза.

Я думаю, по этому направлению нам надо двигаться, при этом, да, разумеется, – осуществляя все необходимые меры дипломатического, политического и прочего давления в пользу того, чтобы в Латвии отказались от этой глупости и предоставили людям право, которое, в общем-то, должно быть гарантировано всем – право на обучение на родном языке.

Тем более, что как минимум для трети населения Латвии русский является не просто хорошо знакомым, это их родной язык, тот язык, который они впитали с молоком матери.

 А петиция уже готова?

– Ну, об этом идёт речь, но это, скажем так, достаточно серьёзная операция, которая должна осуществляться, в том числе, при поддержке государственных органов.

<…>

Источник: KP.RU

Также по теме

Новые публикации

До Нового года совсем чуть-чуть. Время в декабре воспринимается по-особенному: оно словно меняет свой привычный ритм и начинает ускоряться, концентрироваться, прессоваться. В магазинах ажиотаж (от франц. agitation возбуждение), и даже пешеходы на улицах пребывают в радостной ажитации.
Общество преподавателей русского языка в Швейцарии (ОПРЯШ) отметило полувековой юбилей. На праздник в Цюрихе в конце ноября собрались русисты из разных уголков страны. И среди них – Мария Александровна Банкул. Более 50 лет она живёт в Швейцарии, в окружении русской литературы: в доме богатая домашняя библиотека – почти семь тысяч томов.
В апреле 2019 года экспедиция «Современный этномир» Пензенского отделения Русского географического общества побывала в крупных городах Казахстана – Нур-Султане, Караганде, Темиртау, Алма-Ате и Киргизии – Караколе и Бишкеке. Члены экспедиции выясняли, как живёт русскоязычное население региона, что происходит там с русским языком и с русским культурным наследием. «Современный этномир» стала первой этнографической экспедицией РГО в Казахстан и Киргизию в постсоветский период.
15 лет работы и более 150 авторов – вышло третье издание энциклопедии «Русский язык», подготовленное Институтом русского языка им. В. В. Виноградова РАН. Впрочем, создатели энциклопедии уверены, что её можно считать новым отдельным изданием – настолько сильно энциклопедия отличается от двух предыдущих редакций. И вообще, мало у каких языков в мире есть такого рода энциклопедии.
В преддверии зимних холодов поговорим о тёплой одежде. Да не осудят нас гринписовцы, начнём с мехов, ибо без них в России в морозы не прожить. Самой распространённой на Руси зимней одеждой был, пожалуй, тулуп из овчины – длиннополая, мехом внутрь шуба с большим воротником.
Если вы до сих пор думаете, что русский стиль – это нечто из бабушкиного сундука, значит, вам срочно пора на выставку «Трын*трава» во Всероссийском музее декоративно-прикладного искусства. 18 российских дизайнеров объединили свои усилия, чтобы доказать: русский стиль – это актуально, практично и просто красиво.
В Финляндии есть место, где рассказывают об истории России ежедневно на 15 языках без перерыва на обед. Крепость Свеаборг (финское название – Суоменлинна), ныне входящая в городскую черту Хельсинки, была основана в XVIII веке Швецией, завоёвана и реконструирована  Россией, владевшей крепостью более ста лет, и перешла к Финляндии в 1917 году с обретением страной независимости.