RUS
EN
 / Главная / Публикации / 126 кораблей. Судьбы белой эмиграции в Турции

126 кораблей. Судьбы белой эмиграции в Турции

Юлия Горячева25.12.2019

Тюркан Олджай, профессор кафедры русского языка и литературы Стамбульского университета, уверена: важнейшая задача изучения русского языка на современном этапе – освоение не только системы языка, но и истории, литературы и культуры русского народа. Мы поговорили с учёным, изучающей русско-турецкие культурные связи, о русской эмиграции в Турции, переводах русской литературы на турецкий язык и о том, насколько востребованы сегодня русский язык и русская культура в Турции.

– Госпожа Олджай, вы – известный филолог, исследователь и автор более 70 публикаций о русско-турецких культурных связях и русской эмиграции двадцатых годов минувшего столетия. Как у вас, турчанки, изначально возник интерес к русскому языку и русской культуре?

– Я родилась в Болгарии. В семь лет я стала участницей русской вокальной группы при начальной школе. Не понимая русских слов, млела от их мелодичности. Они казались мне магическими. Руководителем группы была учительница русского языка нашей школы. Наверное, ещё тогда она заметила, что я очарована русским языком и стала дарить мне русские книжки и сувениры. Начав изучать русский язык у неё, уже в пятом классе знала, что буду учительницей русского языка и никем другим.

Прибытие русских беженцев в Стамбул, рисунок. Фото: russiancouncil.ru

Вот поэтому я поступила в русскую гимназию, где прикоснулась к завораживающему миру русской культуры. Мне и здесь очень повезло. Моей учительницей и классным руководителем оказалась Идея Семизова из Челябинска – глубокий знаток русской литературы. Благодаря ей я ознакомилась почти со всеми образцами русской классической и советской литературы. Затем, естественно, последовало обучение на отделении русской филологии Пловдивского университета им. Паисия Хилендарского. С началом работы в 1994 году на кафедре русского языка и литературы Стамбульского университета русская литература, а также турецко-российские культурные связи стали главными объектами моих научных интересов.

– Вы много лет занимаетесь изучением истории русской эмиграции, в том числе влияния белой эмиграции на культурную жизнь Стамбула. Что побудило к изучению русского следа в Стамбуле?

– Мой интерес к теме начался с выхода в 1996 году книги «Белые русские в Бейоглу» Жака Делеона. Его дядя, известный в Стамбуле адвокат Альберт Делеон, в 1920-х годах женился на Наталье Хомяковой – управляющей кабаре «Черная роза». Многое о белых русских автор узнал от неё и её эмигрантского окружения. На основании дневниковых записок и воспоминаний Натальи Делеон, а также и других белоэмигрантов, осевших в Стамбуле, им была написана первая в Турции книга о русской Белой эмиграции.

Читайте также: «Спасибо, Константинополь!»: как сложилась судьба белоэмигрантов в Турции

Мне стало интересным пройтись по этому незаслуженно забытому русскому следу в Стамбуле, где многое оставалось терра инкогнита в контексте научного исследования. К тому же как раз на 90-е годы пришёлся «взрыв» интереса к русскому языку и всему русскому в Турции. Были, конечно, и сугубо личные причины.

– Какие-то важные открытия удалось сделать?

– Работа в турецких и зарубежных архивах, а также и в библиотеке русской церкви святого Пантелеймона предоставила мне множество культурных артефактов, ставших основой моих докладов на международных конференциях и публикаций.

Дотронуться до дневниковых записок и переписки, подробных отчётов благотворительных учреждений и учебных заведений в Стамбуле, а также никем ещё не исследованных документов того периода – неописуемое волнующее чувство, равное открытию. Но иногда в процессе архивно-розыскной работы случаются и личные открытия.

Так, например, несколько лет назад мне попался на глаза подробный отчёт директора Первой Константинопольской русской гимназии, открытой в Стамбуле в 1921 году. Проследив дальнейшую судьбу этой гимназии, узнала, что сама являюсь воспитанницей русской гимназии, созданной по её образцу в Болгарии. Но самым большим для меня открытием стали обнаруженные мной в марте 2016 года в Бахметьевском архиве при Колумбийском университете дневники, тетради и письма Ираиды Барри, дочери пионера русской морской авиации Вячеслава Кедрина, ставшей в Турции известным скульптором. Там же мне повезло отыскать и рукопись Анны Перовой, супруги Николая Перова, известного русского художника-белоэмигранта и активного деятеля Русского общества в Стамбуле.

– В октябре 2019 года при вашем активном участии и при поддержке Дома русского зарубежья имени А. И. Солженицына был издан сборник «Русская белая эмиграция в Турции. Век спустя. 1919–2019». Этот уникальный труд является результатом работы международной группы историков и филологов, исследователей белой эмиграции и преподавателей турецких вузов, а также осевших в Турции россиян и научных специалистов из Сербии и России. Расскажите об этой работе.

– Трагедия Гражданской войны и поражение Белой армии в 1919–1920 годах погнали через Босфор около 150 тысяч так называемых белых русских: более ста тысяч военных, шесть тысяч больных и раненых, двадцать семь тысяч женщин и детей.

Тюркан Олджай представляет свою книгу «Русская белая эмиграция в Турции. Век спустя. 1919–1920» в Доме русского зарубежья

Стамбул (в то время Константинополь), сам переживавший период оккупации войсками Антанты, а затем и Национальной освободительной войны, стал в то время единственно возможным портом, не побоюсь этого слова, спасения вынужденных русских беженцев, прибывших сюда на 126 кораблях. Этот город навсегда обрёл статус первого жизненно важного пункта рассеяния русских эмигрантов по всем уголкам мира и потому по праву явился местом сбора материалов для данного сборника.

Замысел создания сборника возник у меня в 2016 году. Задуманы были четыре тематических раздела, а именно: «Стамбул в период оккупации войсками Антанты (1918–1923 гг.) и белоэмигранты»; «Социально-культурная жизнь белоэмигрантов в Стамбуле»; «Судьбы потомков "белых" русских, осевших в Турции» и «Рецепция белоэмиграции в художественной литературе».

Работа продолжалась полтора года. 11 работ были написаны на русском, а 5 на турецком, и, впоследствии, переведены на русский.

Стамбул (в то время Константинополь) – совершенно особое, знаковое место памяти в истории русского зарубежья первой волны. И хотя он является прообразом русских Берлина, Праги и Парижа, до сих пор, насколько нам известно, не было издано ни одного сборника научных работ, воссоздающего мозаичную картину жизни и деятельности белых русских в Турции на протяжении ста лет в широком историографическом контексте. Поэтому сборник «Русская белая эмиграция в Турции. Век спустя. 1919–2019» можно рассматривать как первую попытку такого рода.

– В этом сборнике вашему перу принадлежит центральный раздел «Штрихи культурной жизни эмиграции в Стамбуле» (1919–1929)». О ком вы писали?

– Среди беженцев было множество представителей творческой интеллигенции: музыканты, артисты оперы и балета, кино и театра, а также художники и писатели. Мне удалось установить 198 фамилий с указанием профессий. Бόльшую часть из них составляют музыканты, композиторы и дирижёры. Известно также, что оркестр Бутникова состоял из 50 человек, но назвать их поименно, к сожалению, невозможно. Русские музыканты, а также целые оркестры выступали почти во всех крупных отелях, ресторанах, кабаре и кинотеатрах в Стамбуле, однако и их имена остались неизвестными.

Второй по многочисленности представителей художественной интеллигенции являются литераторы. Подсчитаны имена 49 (среди которых 26 поэтов и 23 прозаиков). За ними следуют артисты балета – 33 имени. Хотя в источниках количеством членов Союза художников указано 60 человек, мною обнаружены лишь 29. Примерно столько же имен артистов кино и театра. Фамилий артистов оперы – 25, а оперетты – 12.

Ресторан «Режанс» – знаковое место русского Стамбула. Фото: extraguide.ru

– Среди писателей, нашедших убежище в Стамбуле, наверное самым знаменитым был сатирик Аркадий Аверченко (1881–1925). Но среди эмигрантов было много и других представителей творческой интеллигенции. Как бы вы оценили их роль в культурной жизни Стамбула того времени?

– Да, Аверченко бесспорно был самым активным среди нашедших убежище в Стамбуле писателей. Приехав в город 15 ноября 1920 года, сатирик прожил здесь полтора года. Здесь в 1921 году вышли его «Записки простодушного» и «Нечистая сила: Книга новых рассказов», а в 1922 году «Кипящий котёл» и сборник рассказов «Дети» с приложением «Руководства к рождению детей» (1922). Аверченко писал также фельетоны о текущей жизни. За тринадцать с половиной месяцев сатирик опубликовал в «Вечерней прессе» 46 фельетонов и 17 комментариев под общей рубрикой «Волчьи ягоды».

Стамбул стал первым центром «пробы пера» литературной белой эмиграции. Несмотря на временный характер пребывания здесь и на трудности в материальном и моральном отношении, русские беженцы вели в Стамбуле организованную литературную деятельность. Именно она стала самым действенным средством объединения и поддержания духа человека в изгнании. Литература стала главнейшим источником сохранения национального самосознания и языка как основы русской культуры. Здесь же возникли первые литературные объединения эмигрантов: Цареградский цех поэтов, Союз русских писателей и журналистов, Литературно-художественное общество им. А. П. Чехова.

Цареградским цехом поэтов организовывались беседы и вечера на литературные темы, на которых поэты читали свои стихи, им оказывалась также поддержка в издании сочинений. Первым таким изданием явился сборник стихов Андрея Аллина (наст. фам. Блюм) «Солнечный итог» объёмом в 78 страниц, вышедший в 1920 году. В первые месяцы эмиграции увидели свет «Стихи» Ольги Ярославны, сборники стихов «Царь-Солнце» Игоря Ястребцова, «Пасмурные птицы: Стихи 1918–1920» Григория Финна и «Яичница с луком: Стихи, шаржи, напевы и перепевы» Станислава Сарматова (С. Ф. Опеньховского).

Союз русских писателей и журналистов выпустил в 1921 г. сборник очерков об эмиграции под названием «Листья». Им же были изданы сборник «Чужая даль: Стихотворения 1907–1922» (1922), сатирическая пьеса в стихах «Революционная вампука или "Пауки и мухи"» (1923) Анатолия Бурнакина и «Лунное венчание: Стихотворения 1908–1922» Ивана Корватского (1923) с предисловием Бурнакина.

Весьма известным писателем в Стамбуле был Борис Лазаревский – сын знаменитого украинского историка Александра Лазаревского. О его успешности можно судить по трёхкратному изданию сборника «Моё сердце. Душа женщины» (1920). Другим популярным писателем являлся Иван Корватский. Он – автор двух сборников стихов («Лунное венчание» и «Золотой рог», 1927) и сборника рассказов «Без ветрил». Кстати, Корватский не уехал, как большинство писателей, а остался жить в Стамбуле.

 Вы известны своими работами, связанными с темой рецепции переводов русской литературы в Турции. Исследовали и популяризовали наследие Ольги Лебедевой, первой русской женщины-востоковеда, которая ещё в конце XIX века в числе первых перевела на турецкий язык произведения Пушкина, Лермонтова, Льва Толстого… А насколько переводная русская литература востребована в Турции в наши дни?

– Несмотря на то, что первые переводы произведений русской, как и других иностранных литератур, в Турции датируются последней четвертью XIX века, системная и планомерная переводческая деятельность началась лишь с 40-х годов XX века, когда она стала осуществляться под эгидой Министерства народного образования. По числу переводов на турецкий язык русская литература занимала пятое место после французской, немецкой, греческой и английской.

Рост революционных настроений среди молодёжи и демократической интеллигенции со второй половины 60-х годов сопровождался усилением интереса к Советскому Союзу, к истории и культуре его народов. В 70-е годы наблюдалось массовое увлечение русской и советской литературой в полном смысле этого слова. Были переизданы в старых и новых переводах или изданы впервые практически все крупные произведения русской прозы XIX в. Из писателей XX в. переведены книги Максима Горького, Михаила Шолохова, Леонида Леонова, Алексея Толстого, Николая Островского, Дмитрия Фурманова, Александра Серафимовича, Исаака Бабеля, Михаила Булгакова, Бориса Полевого, Ильи Эренбурга, Константина Симонова. Произведения советских авторов – Чингиза Айтматова, Евгения Евтушенко, Расула Гамзатова, Нодара Думбадзе и других крупных советских литераторов переводились практически сразу же после их выхода на родине. Наряду с прозой издавались и переводы стихов Сергея Есенина, Владимира Маяковского, Евгения Евтушенко, Андрея Вознесенского, Расула Гамзатова…

Открытие одной за другой кафедр русского языка и литературы в нескольких турецких университетах в начале 90-х годов способствовало сохранению интереса к русской литературе. Читающая публика и сегодня пристально следит за выходом переводов русских художественных произведений на турецком языке.

– В Доме русского зарубежья проходит выставка «Ираида Барри (1899–1980) — русский скульптор Стамбула», посвящённая жизни и творчеству дочери пионера русской морской авиации Вячеслава Никаноровича Кедрина, в организации которой вы сыграли важную роль. Расскажите об этом.

– Выставка является частью мероприятий, организованных Домом русского зарубежья и посвящённых 100-летию присутствия русской белоэмиграции в Турции. Она будет открыта до 12 января 2020 года.

Скульптор Ираида Барри. Фото: domrz.ru

В основе экспозиции  – артефакты из коллекции Дженгиза и Бахар Кахраманов и обнаруженные мною личные материалы фонда И. Барри в Бахметевском архиве (США).

Биография урождённой Ираиды Вячеславовны Кедриной, русской эмигрантки в Турции, рассказанная ею в дневниках и письмах, уникальна. Она тесно связана с множеством судеб семьи Кедриных – Муравьевых, среди которых было немало известных русских государственных деятелей. Сама Ираида Барри стала одной из первых трёх женщин-скульпторов молодой Турецкой республики, прославившихся как в стране, так и за её пределами.

– Ваш вклад в русско-турецкие культурные связи отмечен Почётным знаком Генерального консульства в Стамбуле и Турецко-Российского культурного фонда «в знак признания вклада в укрепление турецко-российских культурных связей и распространению русского языка и литературы в Турции». Насколько велик в сегодняшней Турции интерес к русскому языку и современной России?

– С 90-х годов прошлого столетия интерес к русскому языку и России в Турции сильно возрос. Это во многом объясняется ростом отношений между Турцией и Россией, а также странами СНГ – в политической, экономической, торговой, культурной, образовательной сферах и туризме. Зная русский язык, культуру русского народа, можно понять его характер, поддерживать культурные и образовательные связи. Всё это предполагает наличие в турецком обществе людей, владеющих русским языком.

Результатом этой потребности стало открытие отделений русского языка и литературы в одиннадцати турецких университетах, а также введение русского языка как селективного в большинстве вузов, преподавание русского языка в качестве второго иностранного в средних специальных училищах по туризму и в рамках различных языковых курсов. Главнейшая задача изучения русского языка на современном этапе – освоение не только системы языка, но и истории, литературы и культуры русского народа. 

Также по теме

Новые публикации

Празднование 200-летия открытия Антарктиды русскими мореплавателями Фаддеем Беллинсгаузеном и Михаилом Лазаревым стало в России событием национального масштаба. Ведущие музеи и библиотеки страны в столице и регионах посвятили юбилею масштабные выставки. «Русский мир», готовя обзор выставок, не мог не отметить их разнообразие.
Чтобы узнать, кто чей сын или дочь, иногда не нужно заглядывать в родословную, достаточно взглянуть на фамилию. Всем известно, что во многих русских фамилиях суффиксы –ов, -ев, -ин означают принадлежность к роду того, чьё имя, прозвище или род занятий названы в корне. А как дело обстоит в других языках?
В Доме русского зарубежья им. А. И. Солженицына открылась выставка художника-иллюстратора Леонида Козлова, на которой представлены картины, вошедшие во второй том проекта «Русское зарубежье. Великие соотечественники». Как обещают авторы издания, второй том выйдет уже в ближайшее время, и там будут представлены имена (многие из которых уже забыты на родине) из всех трёх волн русской эмиграции XX века.
Погода ненастная, время простудное, повсюду реклама лекарств от всевозможных болячек, и потому ипохондриков развелось великое множество. В литературе есть замечательный пример ипохондрика, обнаружившего у себя признаки всех заболеваний, о которых он прочитал в медицинском справочнике: герой романа «Трое в лодке, не считая собаки»…
17 января 1945 года в ходе Варшавско-Познанской наступательной операции советские войска освободили столицу Польши от немецко-фашистских захватчиков. Красной армии понадобилось несколько суток, чтобы изгнать гитлеровцев.
Как правильно говорить: «Белоруссия» или «Беларусь», «в Украине» или «на Украине»? Конечно, споры эти крайне политизированы, но мы обратимся к их лингвистической стороне. Быть может, знания из области истории языка помогут сторонникам радикальных точек зрения (с обеих сторон) системнее и глубже посмотреть на проблему.
Известный российский лингвист, инициатор создания и первый директор Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина Виталий Григорьевич Костомаров недавно отметил 90-летие,но не оставляет свои научные исследования. Учёный рассказал «Русскому миру», почему русский продолжает оставаться одним из наиболее успешных языков мира и как советские вожди способствовали тому, что мы продолжаем говорить на языке, созданном Пушкиным и Карамзиным два века назад.
Россию и Ливан связывают партнёрские отношения вот уже 75 лет – с момента установления дипломатических отношений между нашими странами. Но эта связь началась гораздо раньше: более ста лет назад наши соотечественники приезжали в эти края, а некоторые из них описали их в художественных произведениях. Член Союза писателей Ливана Имадеддин Раеф решил восстановить эти произведения, которые сегодня имеют культурную и историческую ценность для Ливана.