EN
 / Главная / Публикации / «Вытеснение русского языка – это будет катастрофа для белорусского народа»

«Вытеснение русского языка – это будет катастрофа для белорусского народа»

Светлана Сметанина14.08.2020

Сегодня Белоруссия переживает острый политический кризис, и самым негативным сценарием является возврат страны к этнонационализму с последующей дерусификацией. Тем более что процесс белорусизации начался здесь не вчера и идёт при поддержке власти. Насколько велика угроза, что Белоруссия свернёт на украинский путь вытеснения русского языка?

Белорусские националисты. Фото: news-front.info

После референдума

25 лет назад в Белоруссии состоялся первый в истории этого государства референдум, на котором решался вопрос о придании статуса государственного русскому языку. Это была личная инициатива молодого тогда белорусского президента Александра Лукашенко, за год до этого триумфально выигравшего президентские выборы – в том числе благодаря обещанию тесной интеграции с Россией.

Тогда за русский язык проголосовали 83,3% участников референдума, и эти результаты ещё больше укрепили позиции президента Лукашенко, заложив основы дальнейшего усиления президентской власти. Говоря о результатах референдума, Лукашенко высказался тогда предельно конкретно: «Люди, которые говорят на белорусском языке, не могут ничего делать, кроме как разговаривать на нём, потому что по-белорусски нельзя выразить ничего великого. Белорусский язык – бедный язык. В мире существует только два великих языка – русский и английский».

Сделано это было во многом для того, чтобы ещё больше ослабить влияние националистов из Белорусского народного фронта. Именно по их инициативе в 1990 году, ещё во время Белорусской ССР, была принята Государственная программа развития белорусского языка, предусматривающая преобладание белорусского языка во всех сферах функционирования общества.

Русский язык и сегодня продолжает оставаться государственным в Республике Беларусь, но уже с некоторыми оговорками. До явного ущемления прав русскоговорящих пока не доходит, но штраф за использование русского языка вместо белорусского уже получить можно. Так, в 2013 суд одного из районов Минска вынес приговор местной жилищной компании, которая на русском языке ответила на жалобу жильца, написанную на белорусском.

Пять лет назад в Белоруссии даже появились свои «мовные инспекторы», как в Латвии и на Украине, – активисты, которые пишут жалобы на тех работников сферы обслуживания, которые неуважительно, на их взгляд, относятся к белорусскому языку. Так, в 2017 на минское кафе сети Burger King была написана жалоба за то, что работник не понял заказ на «гарбату без цукру» (чай без сахара). Ответ заведения на русском язык ещё больше распалил «мовных инспекторов». Они забросали жалобами органы власти, и те в результате вынуждены были обвинить управляющего рестораном «в создании препятствий и ограничений в пользовании государственным языком».

Сайт EurAsia Daily приводит ещё один показательный пример уже нынешнего года, когда на администратора минского батутного центра была написана жалоба за то, что она не поняла слова «шкарпеткi» (носки). Написал жалобу местный активист, давно известный своими провокациями по созданию конфликтов на языковой почве.

Нацбилдинг по-белорусски

А началось это примерно с 2014 года – после Русской весны и вступления Крыма в состав России. С этого времени власти стали активно поддерживать и проводить политику национальной самоидентичности белорусов. Повсюду начала продаваться национальная символика, возник рост популярности народных орнаментов и вышиванок. Уже в октябре 2014 года прошёл первый фестиваль «День вышиванки», который стал ежегодным.

20 января 2015 года Александр Лукашенко, выступая на съезде объединения «Белорусский республиканский союз молодёжи», заявил: «Культура – вот что делает белоруса белорусом, а не просто тутэйшым (в переводе – местные – ред.). Это не только наше богатейшее наследие: литература, музыка, архитектура, но и язык, который мы должны знать, история, которую мы должны помнить, и ценности, которые мы должны уважать».

А уже на следующий день тогдашний министр образования заявил, что больше половины предметов в школах должны быть на белорусском языке. Правда, осуществить задуманное он не успел, так как через год его отправили в отставку. Но процесс белорусизации активно продолжался. Первыми исчезли русскоязычные названия улиц – их заменили вывески на белорусском, добавив транслитерацию на латинице. В результате и местным жителям не всегда легко понять, что Michalova – это Михалово, а Hrušaŭka – Грушевка.

Антироссийские лозунги - не редкость на митингах белорусских националистов. Фото: naviny.by

В 2016 Минск был увешан билбордами, объясняющими преимущества белорусского языка: «ма-ма = мо-ва/любiш маму?» У всех русскоговорящих невольно возникал вопрос: а что, любить маму можно только на белорусском языке?

Автор телеграм-канала «Бульба престолов», пишущий о современной белорусской политике, так объясняет внезапный рост национального самосознания: «В ранее стерильной республике как грибы после дождя начали появляться НГО, аналитические и образовательные центры, курсы, дискуссионные клубы, негосударственные новостные сайты, а также журналисты, редакторы, аналитики, политологи, активисты, урбанисты, эксперты — при этом (а) за всеми обнаруживались респектабельные западные правительства, партии, фонды и университеты; (б) все они, параллельно основной деятельности, мягко продвигали элементы белорусского нацбилдинга нового поколения: бело-красно-белый орнамент и вышиванка, белорусский язык и латиница, история Великого княжества Литовского и Речи Посполитой, католичество и униатство, Беларусь как древняя центральноевропейская цивилизация и Беларусь как мост между Западом и Востоком, оккупация Россией и насильственная русификация; ранее все эти идеи появлялись в более грубом виде и только на предельно маргинальных площадках».

Результат не заставил себя ждать: «Население РБ стало медленно, неосознанно менять взгляды и ассоциировать ранее гражданскую и довольно условную белорусскость с этническими маркерами: демонстративное использование мовы, орнамента, вышиванки, латинки, риторики о России – историческом оккупанте и о центральноевропейскости Беларуси; стало ухудшаться отношение населения к РФ».

Протесты в Белоруссии. Фото: news-front.info

Сопредседатель российско-белорусской гражданской инициативы «Союз» Сергей Лущ в интервью «Русскому мир» также подтвердил, что национальная символика – неслучайный маркер сегодняшних протестных митингов в Белоруссии: «В Беларуси идут мирные акции протеста против результатов выборов. Эскалация первых дней в целом пошла на спад. Сейчас протест идёт по классическим лекалам “цветных” сценариев, более чем очевидно внешнее вмешательство. К сожалению, улица никогда ничего не решит, всегда найдутся те, кто мирные манифестации сможет конвертировать в столкновения между митингующими и правоохранителями.

Мы видим много националистической символики. Это тревожный знак, поскольку завтра требования “справедливости” могут зазвучать совсем по-иному, что и произойдет с большой долей вероятности. Мы услышим лозунги о выходе из союзного государства, принятии конституции образца 1994 года, а это фактически возврат страны к этнонационализму и последующая за ним дерусификация, притеснения русскоязычных и гонения в отношении русских граждан Республики Беларусь и сторонников союза с Россией.

Искренне надеюсь, что этого не случится. Все мы граждане одной страны с разными убеждениями, сейчас нужен диалог, нужны перемены, но только не путем конфликта внутри страны. К которому сейчас старательно нас подталкивают».


«Обострение языкового вопроса – это инструмент решения внешнеполитических и внутриполитических задач»

Николай Межевич. Фото: sputnik-news.eeВозможен ли в Белоруссии украинский вариант с вытеснением русского языка? На эту тему «Русский мир» поговорил с известным экспертом Николаем Межевичем, руководителем Центра белорусских исследований Института Европы РАН.

Ещё за несколько месяцев до выборов в Белоруссии российские СМИ стали писать о появлении «языкового вопроса» в этой стране. А в белорусских соцсетях сообщали о нескольких инцидентах, когда в общественных местах происходил конфликт из-за использования белорусской мовы или отказа персонала кафе отвечать на этом языке посетителям. Это можно назвать тенденцией или всё же это разовые акции для привлечения внимания?

– Прежде всего, давайте отметим, что хотя ещё совсем недавно Россию, Беларусь и Украину мы называли братскими странами, это не значит, что они тождественны. И ситуация в каждой из них отличается. В данном случае белорусская ситуация радикально отличается от украинской. Давайте скажем прямо: в Беларуси и на Украине «запад» есть, но Брест – русско-белорусский город, а во Львове от поляков осталась только архитектура.

Да, безусловно, на девять с половиной миллионов жителей Республики Беларусь или на два с небольшим миллиона жителей Минска можно найти группу людей, которые принципиально будут обращаться к вам на белорусском языке, даже зная при этом, что вы не можете ответить. Я сталкивался в Минске с этой ситуацией, когда в студии телевидения один из участников, прекрасно зная, что я из Санкт-Петербурга, хотя и белорус, тем не менее демонстративно обращался ко мне всё время на белорусском.

Такие люди есть. Но они не составляют на сегодняшний день какого-то объединённого скоординированного движения. Скорее, через попытку говорить с гостем из России на белорусской мове вы увидите некое желание дистанцироваться от России вообще. Такие люди исходят из того, что современная модель социально-экономического развития Белоруссии как-то связана с Россией. Хотя белорусская экономическая модель как раз серьёзно отличается от российской.

Если мы ставим вопрос, есть ли в Республике Беларусь антироссийский тренд, да, такие люди есть. Но эти люди ругают Россию, Путина, Лаврова и Шойгу, как правило, на русском языке. Они бы с радостью ругали на белорусском, но они его не всегда знают. Новая продвинутая белорусская «интеллигенция» в возрасте от 15 до 30, как правило, или не говорит на белорусском, или говорит на трасянке – нечто такое наше общеславянское, которое слышится сегодня от Одессы до Даугавпилса.

Местные активисты, поднимающие языковой вопрос были, в частности, очень возмущены выходом накануне Дня родного языка книги «Прогулки по Минску» на русском языке белорусскоязычного автора. Издателям даже пришлось приносить свои извинения за эту «ошибку». Получается, голос националистов и их требования уже начинают формировать общественное мнение?

– В языковом вопросе, как и в любом другом, который попадает в центр общественной дискуссии, меньшинство может навязать свою волю и власть большинству. Как мы знаем, языком межнационального общения на Украине был русский. Но в отличие от Белоруссии на Украине большинство также могли общаться и на украинском – в разной степени знания этого языка: от литературного киевского до западных и восточных версий.

А если мы увидим где-нибудь в Минске спор молодых, как они себя называют, демократов, перекрывающих улицу, и ОМОНа, который им мешает это делать, то этот спор будет происходить на русском языке.

Насколько националистические движения активны среди молодёжи?

– Они активно навязывают свою повестку молодёжи, потому что в целом сегодня в республике происходит определённый межпоколенческий конфликт. Сегодня в Минске идут непростые политические процессы, связанные с президентскими выборами. И любой вопрос – в том числе языковой – в этой ситуации естественно, политизируется.

Какова в целом сейчас ситуация с белорусским языком? В каких объёмах он изучается в школах республики?

– В школе язык изучается достаточно активно. А вот в высшей школе белорусский язык представлен в несколько меньшей степени. Если сегодня реализуется крупный проект, например, белорусская атомная станция, на каком языке идёт вся документация? Естественно, на русском. Если речь идёт о высокотехнологичном Центре современных биологических исследований при Белорусском государственном университете, то вся документация и литература идёт на английском, русском, а в последнее время всё больше на китайском.

Родной язык – это тот, на котором говорили родители. И те люди, которые сегодня призывают к белорусизации, – это те, чьи родители говорили на русском языке. То есть их родной язык – русский. Вот это надо понимать.

Обострение языкового вопроса – это инструмент решения внешнеполитических и внутриполитических задач. Кому-то нравится президент Республики Беларусь, кому-то не нравится, но он говорит на русском языке. И в этом смысле это, безусловно, задаёт общую линию для органов власти и управления. Но обратите внимание, что на русском языке говорили и все оппоненты действующего президента республики.

В своём интервью кандидат в президенты от оппозиции Светлана Тихановская сказала, что выступает за более широкое использование белорусского языка, хотя сама на нём не говорит. По её словам, если президент начнёт говорить на белорусском, то это будут делать и все остальные. И по поводу статуса русского языка как государственного она сказала, что этот вопрос нужно вынести на референдум.

– Уже выносили на голосование – и большинство проголосовало за государственный статус русского языка. Вынесут ещё раз, результат будет похожий. Я считаю, что движение по украинскому пути вытеснения русского языка – это будет катастрофа для белорусского народа. Выгодоприобретатели этого известны – Киев и Варшава. Но я думаю, что несмотря на все нынешние дискуссии в Минске по поводу экономического и политического пути развития, языковая политика страны не изменится. Или даже будет скорректирована в сторону большей интернационализации. 

Также по теме

Новые публикации

120 лет со дня рождения выдающегося лингвиста Сергея Ожегова исполнилось 22 сентября. Главным научным достижением Ожегова стал всем известный «Словаря русского языка», который только при жизни лингвиста выдержал шесть переизданий, и продолжал совершенствоваться и пополняться даже после смерти учёного.
В истории открытия Антарктиды, 200-летие которого отмечается в 2020 – 2021 годах, ещё остались неизвестные страницы. Например, мало кто знает о человеке, без которого и экспедиция, и само открытие ледового материка могли бы не состояться. Речь о морском министре Иване Ивановиче де Траверсе.
В Эстонии, по разным причинам, с каждым годом увеличивается количество русскоязычных детей, поступающих в школы с эстонским языком обучения. Родители всё чаще встают перед проблемой – как сохранить идентичность ребёнка, дать ему хороший русский язык, знания по родной литературе и культуре. На эти вопросы отвечает директор Таллинской школы русского языка Института Пушкина Инга Мангус.
На территории Русского центра им. Н. И. Бородиной в городе Мерано провинции Альто-Адидже (Италия) прошла премьера литературно-театрального спектакля «Калейдоскоп» по рассказам Михаила Зощенко. Зрителями стали наши соотечественники и итальянцы, изучающие русский язык.
275 лет назад, 16 сентября (по старому стилю – 5 сентября) 1745 года, родился выдающийся российский военачальник и дипломат Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов. О военном таланте Кутузова, его заслугах в войнах с турками и Наполеоном знают все. Обратимся к чуть менее известным, но весьма примечательным фактам из жизни нашего великого соотечественника.
Сентябрь подтвердил опасения и тревоги учащихся бывших русских школ и их родителей в Латвии. На головы наших соотечественников в новом учебном году одновременно свалилось сразу три беды – компетентностная реформа, серьёзные языковые ограничения и перемены, связанные с эпидемиологической ситуацией.  
Член Всемирного координационного совета российских соотечественников Сильвана Ярмолюк-Строганова, с детских лет живущая в Аргентине, рассказала об истории своей семьи и отношениях в среде российских иммигрантов.