EN
 / Главная / Публикации / Очерк краткой истории храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Карловых Варах

Очерк краткой истории храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Карловых Варах

Юрий Балбышкин24.08.2020

Петропавловский храм в Карловых Варах. Фото: vary.ru.jpg

Редкий россиянин не слышал сегодня о Карловых Варах, а многие отдыхали на этом замечательном чешском бальнеологическом курорте. Традиционная русская составляющая среди гостей, а потом и жителей города на протяжении, по крайней мере, последних двух сотен лет является весьма значительной.

А началось все с визита в Карлсбад, так тогда назывался город, российского императора Петра I в сентябре 1711 года. Официально город получил свой статус в 1370 году от самого Карла IV, императора Священной Римской империи и короля Чехии. Легенда гласит, что, поранив на охоте ногу, он получил облегчение, окунув ее в естественный водоем с местной минеральной водой. В память о Карле город и получил свое название - Карлсбад, или Карловы Вары, что означает буквально в немецком варианте - Купальня Карла, или, по-чешски, Карловы кипящие воды.

Но вернемся к Государю Императору Петру Великому, который посетил курорт дважды: в августе-октябре 1711 года и в октябре 1712-го и оба раза проходил здесь курс лечения. Зная активный характер этого русского царя, мы ничуть не удивляемся тому, что не одними лечебными процедурами ограничивалось его пребывание здесь. Известна табакерка из слоновой кости, собственноручно изготовленная им на токарном станке, а на восточной стороне русского храма мы обнаружим бронзовый горельеф, изображающий Петра I в окружении местных каменщиков, установленный в 1912 году - к 200-летию его визита. Во время конных прогулок венценосный курортник оставил свою подпись на горе у подножия Карловарского поклонного креста, возвышающегося над центральной частью города. Здесь же в 1877 году был установлен бюст Петра со стихами Петра Вяземского. Из множества более поздних источников мы можем почерпнуть, что именно Петру Великому пришла идея строительства в Карлсбаде православного храма. Отсюда и происходит наименование храма в честь святых апостолов Петра и Павла, небесных покровителей императора.

Однако начало массового притока публики из Российской империи на местные воды мы относим уже к ХIХ веку, периоду после завершения наполеоновских войн и Венского конгресса. Здесь, на курортах Западной Богемии, регулярно лечились члены императорской фамилии, цвет российской аристократии и выдающиеся деятели культуры и искусства. Карлсбадское лечение было у всех на устах. Не обошел его вниманием и великий Пушкин. В июне 1828 года он пишет своему приятелю, тогда молодому дипломату, а впоследствии статскому генералу и послу в Париже Николаю Дмитриевичу Киселеву (1802-1869 гг.):

Ищи в чужом краю здоровья и свободы,
Но север забывать грешно,
Так слушай: поспешай карлсбадские пить воды,
Чтоб с нами снова пить вино.

Уже в это время русский говор слышался повсюду на улицах Карлсбада, а местные власти проявляли большую заинтересованность в увеличении притока гостей из нашей страны. Вполне закономерно, что уже к середине XIX столетия достаточно остро встал вопрос и об их духовном окормлении - устройстве православной церкви, тем более что храмы прочих христианских конфессий в городе уже были. Надо сказать, что Карлсбад того времени вовсе не представлял собой блистательную столицу курортов Европы конца XIX - начала XX века, золотого века этого города, открытки с видами которого превосходили по своему количеству и тиражам все прочие в мире.

Вот, что пишут о Карлсбаде середины XIX столетия в серьезной научной работе о курортах Европы: «Бедность гостиниц, недостаток средств и удобств, необходимых для посетителей, ясно показывают целебную силу вод в Карлсбаде, без которой трудно было бы объяснить, каким образом значительные лица всех европейских государств, посещающие этот город, могут жить в подобных помещениях, которые неудобны даже для простых горожан».

Здесь необходимо отметить, что в этой части Австро-Венгерской империи жили в основном немцы, но проживали также и чехи, для которых историческая традиция православия не была чуждой, что особенно ярко проявилось в конце XIX века. А святые братья Кирилл и Мефодий традиционно чтимы в Чехии и сегодня. День их памяти, 5 июля, в Чехии является не только культурным и религиозным праздником, но и праздником государственным - официальным выходным днем.

Первым православным храмом в Карлсбаде был так называемый походный (временный) храм. Располагался он в арендованном исключительно на время курортного сезона Богемском зале знаменитого и сегодня отеля семьи Пупп. Необходимо сказать хотя бы несколько слов о выдающемся общественном и культурном деятеле великой княгине Елене Павловне, урожденной принцессе Фредерике-Шарлотте-Марии Вюртембергской (1806-1873 гг.). Побывав впервые в Карлсбаде с супругом в 1835 году, она неоднократно возвращалась сюда в 1862-1864 годах и в 1866-1868 годах и как человек глубоко православный и поистине русский душой горячо восприняла идею устройства храма. Именно во многом ее стараниями и пожертвованиями храм был освящен 30 августа 1863 года приглашенным для этого из венгерского Ирёма священником Василием Войтковским, что говорит о серьезной подготовительной работе, поскольку высочайшее соизволение об устройстве в Карлсбаде православного храма было подписано Александром II 22 июля 1863 года.

Функционировал храм только с мая по сентябрь, а зачастую и того меньше, служили священники из Ирёма, Праги или далекого Санкт-Петербурга. Большой проблемой было хранение во внеурочное время разборного текстильного иконостаса и всего церковного имущества. Исходя из этого невероятно быстрыми темпами решались практически два вопроса одновременно: открытие временного и строительство капитального храма.

Нужно отдать должное прекрасным организаторским способностям полностью посвятившей себя благотворительности после смерти мужа и четырех дочерей великой княгине Елене Павловне, принесшей богатые дары на ниву самой широкой общественной деятельности, фактической основательницы российского общества Красного Креста в виде его предтечи Крестовоздвиженской общины сестер милосердия во время Крымской войны.

Другой заметной фигурой в деле устройства русской церкви в Карлсбаде был представитель славной фамилии Мусиных-Пушкиных граф Алексей Иванович (1825-1879 гг.). Современники характеризуют его как великого человека в малом деле, особенно в делах благотворительных проектов. Именно он, первый староста русского храма, стал председателем комитета по сбору средств, работа которого началась 29 июня (11 июля) 1862 года. Разумеется, неслучайно для официального начала работы был избран именно этот день - день памяти святых апостолов Петра и Павла, поскольку уже тогда вопрос о наименовании будущего храма был делом решенным.

Первым жертвователем на благое дело стала уже хорошо знакомая нам великая княгиня Елена Павловна, которая внесла 4 тыс. рублей серебром. А в последующие годы явилось немало таковых из числа русских посетителей курорта. Скромный походный храм уже не мог удовлетворять нужды православных верующих, число которых с каждым годом умножалось. И в 1863 году возникла возможность построить свой храм. Религиозное законодательство Австро-Венгерской империи в то время уже провозглашало свободу совести, а городские власти готовы были предоставить участок земли для строительства. Место было предложено по нынешним меркам просто великолепное - подножие Шлоссберга (теперь это улица Замецкий Врх), а от него было близко до самого сердца Карлсбада - Столпа Пресвятой Троицы, что в двух шагах от главных минеральных источников.

Однако консерватизм возобладал тогда среди членов комитета. Не хотелось покидать привычные окрестности дома Пупп, где работала походная церковь. А в качестве обоснования были приняты недостаточность находящихся в наличии средств для постройки и недоступность храма для тяжелобольных, поскольку им пришлось бы проделать путь в гору, чтобы достичь церкви, а нанимать повозку было не всякому по карману. Словом, как это исторически принято, отказ был обусловлен горячей заботой о малоимущих и инвалидах.

Теперь на площадке, которой пренебрегли наши соотечественники, возвышается англиканская церковь во имя святого апостола Луки (1877 г.). Впрочем, замечательной красоты памятник архитектуры, выполненный в псевдоготическом стиле, не пережил испытаний XX столетия как культовое сооружение. В наши дни здесь работает Музей восковых фигур.

Для того, чтобы купить более удобный свободный участок земли в курортном центре города и постройки храма, требовались значительные средства, а их, как мы знаем, у комитета не было. А посему было решено приобрести уже готовый дом и перестроить его под храм. И такое место нашлось в непосредственной близости от походной церкви. Это было здание виллы «Вашингтон» по Мариенбадштрассе №570 (сейчас на этом месте дом Кобург, что на улице Мариансколазенска). Совсем рядом располагается протестантская, а теперь гуситская церковь апостолов Петра и Павла (1856 г.), что говорит о престижности района.

Сделка была совершена в сентябре 1865 года, а проект был поручен известному русскому художнику и архитектору Константину Андреевичу Ухтомскому (1819-1881 гг.), члену Императорской академии художеств, вошедшему в историю как мастер-акварелист интерьеров Зимнего дворца и Нового Эрмитажа. Константин Андреевич был тесно связан с курортами Западной Богемии, часто здесь бывал и, по некоторым данным, скончался в Мариенбаде - нынешний курорт Марианские Лазне Карловарского края. Двухэтажное здание в законченном виде приобрело византийско-древнерусские черты и венчалось православным крестом и образом Спасителя.

Радовал своим великолепием и внутренний интерьер храма. Картины-иконы для изумительной красоты дубового иконостаса, выполненного местными мастерами, были написаны Иваном Алексеевичем Тюриным (1824-1904 гг.), в то время уже академиком портретной живописи Императорской академии художеств. Это был не только признанный мастер-портретист, но и церковный живописец. Его иконы украшали многие храмы Санкт-Петербурга, в том числе и Казанский собор. А иконостасы с его работами известны буквально по всей Российской империи. Среди них собор Живоначальной Троицы лейб-гвардии Измайловского полка и церковь Пресвятой Троицы в Александро-Невской лавре в Петербурге, Благовещенский собор в Воронеже и многие другие. Этот исторический иконостас и теперь главное украшение Петропавловского храма, уже на новом месте. Многие жертвователи дарили церковную утварь, иконы, облачения и книги. Всех имен и даров не перечесть. Пожалуй, лучшим изображением домовой церкви являются рисунки К. Брока в журнале «Всемирная иллюстрация» за 1874 год: «Вид русской церкви в Карлсбаде» и «Внутренность русской церкви». А во всех русских путеводителях и альбомах с видами города, изданных здесь, церковный дом непременно упоминался наряду с целебными источниками.

25 мая 1867 года храм был освящен во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла протоиереем Василием Мироновичем Войтковским (1823-1904 гг.), выпускником Санкт-Петербургской духовной академии, профессором богословия, настоятелем русских церквей в Вене, Копенгагене и Венеции. Но не все было так гладко. Очень скоро выяснилось, что дом оказался сырым. Этому способствовала скала с задней стороны фасада здания и непосредственное соседство с пивоварней, водопровод которой вдобавок был неисправен.

В результате квартиру для священника приход должен был арендовать дополнительно. Всему этому сопутствовало печальное событие: дочь служившего здесь на протяжении многих лет протоиерея Александра Алексеевича Лебедева (1833-1898 гг.) скончалась от дифтерита в этом не пригодном для проживания доме. Требовались перепланировка и капитальный ремонт, который был завершен целиком лишь к 1883 году.

В 1872 году вся Российская империя праздновала славный юбилей: 200 лет со дня рождения императора Петра Великого. Это замечательное событие не обошло стороной и русскую колонию в Карлсбаде. 30 мая здесь состоялись торжества, начавшиеся с Божественной литургии в домовом храме, а на торжественном обеде известный московский купец и банкир Дмитрий Семенович Лепешкин сказал о том, что слава и величие Петра и России подразумевают строительство в городе нового, более достойного храма. Именно эта инициатива и послужила отправной точкой к началу сбора средств для такого благого дела.

В 1873 году скончалась великая княгиня Елена Павловна и попечение о храме перешло к ее дочери Екатерине Михайловне (1827-1894 гг.), а в 1879 году умер граф А. И. Мусин-Пушкин. Дело со сбором средств существенно оживилось, когда место старосты храма в 1891 году занял Александр Агеевич Абаза (1821-1895 гг.), действительный тайный советник, в прошлом министр финансов, человек с огромными финансовыми возможностями.

В 1882 году место настоятеля русской церкви в Праге занял протоиерей Николай Петрович Апраксин (1847-1907 гг.), который пребывал на этом посту до 1901 года, а значит, на период курортного сезона переезжал из столицы Богемии в Карлсбад. Именно с этим человеком связана история строительства нынешнего храма.

Человек выдающегося ума и организаторских способностей, выпускник Санкт-Петербургской духовной академии, горячий сторонник проповеди православия на чешской земле отец Николай положил все возможные силы на это дело, равно как и на миссионерское служение. В совершенстве овладев чешским языком, он издает переводы литургии Иоанна Златоуста и Василия Великого, канон святого Андрея Критского, православный катехизис и молитвослов. Венцом его просветительских трудов стал перевод Нового Завета, за что последовала заслуженная награда - почетное членство в Санкт-Петербургской духовной академии.

В 1883 году общими стараниями была собрана сумма, которая составила около 25 тыс. рублей и более 31 тыс. гульденов. А в марте Санкт-Петербургская духовная консистория издала указ, разрешающий строительство храма в Карлсбаде. Участок, подходящий для церкви во всех отношениях, между улицами Паркенштрассе (теперь Садовая) и Эдварда Кнола (Крала Иржиго) принадлежал Городскому совету, но, как мы уже хорошо знаем, местные власти, заинтересованные в увеличении потока гостей из России, всегда охотно шли навстречу русской общине.

Таким образом, 15 (27) июня 1893 года был заключен договор купли-продажи земельного участка площадью 2720 квадратных метров за 45 тыс. гульденов. Со стороны магистрата его подписал бургомистр Карл Церкендерфер и члены Совета, а со стороны Российской православной церкви - протоиерей Н. П. Апраксин и староста А. А. Абаза. Уже 29 июня (11 июля), на день памяти апостолов Петра и Павла, в присутствии официальных лиц и при большом стечении публики отец Николай освятил закладной камень.

Архитектором храма справедливо принято считать местного уроженца Густава Видермана (1850-1914 гг.). Этот яркий человек, создатель исторической части города Франценсбада (Франтишковы Лазне), архитектор, а потом и бургомистр (1900-1910 гг.) этого города, был строителем всех трех русских церквей в Западной Богемии. Помимо Карловых Вар, это храм равноапостольной княгини Ольги во Франценсбаде (1889 г.) и храм равноапостольного князя Владимира в Мариенбаде (1902 г.), только последний храм был построен им по проекту академика Николая Владимировича Султанова (1850-1908 гг.), в первых двух случаях он был и архитектором, и строителем в одном лице.

Его архитектурный стиль характеризуется как романтический историзм, в котором присутствуют элементы неоренессанса и позднего неоклассицизма. За основу своего проекта немецкий архитектор взял уже имевшиеся наработки академика К. А. Ухтомского, автора домовой церкви. Однако надо отметить, что последний был скорее выдающимся архитектурным художником и мастером интерьера. Кроме того, Г. Видерман проделал колоссальную работу по изучению древнерусской и русской церковной архитектуры. Неслучайно другую его работу - храм св. Ольги во Франтишковых Лазнях принято сравнивать с церковью иконы Божией Матери Всех скорбящих Радость в имении Е. Н. Рукавишниковой в деревне Грачевка Московской губернии (была построена в 1883-1885 гг., разрушена в 1929 г.) работы знаменитого архитектора и реставратора Александра Лаврентьевича Обера.

В решении строительной задачи карловарского храма серьезные проблемы вызывал склон холма, на котором нужно было расположить саму церковь и дом причта. Однако сам проект и вся техническая документация были изготовлены в рекордно быстрое время. Протоиерей Николай Апраксин называл Г. Видермана золотым человеком и отмечал, что на протяжении всех лет он работал практически безвозмездно, как, впрочем, и на строительстве двух других церквей в Карловарском крае. Его труды на благо российской общины в Богемии и православной церкви были отмечены правительством двумя орденами Святой Анны и орденом Святого Станислава II степени (за карловарский храм), а также сербским орденом Святого Саввы.

Храм, восходящий своими традициями к русским церквям Москвы и Ярославля XVII столетия, был построен за неполных четыре года. Посильную лепту в его строительство внесли не только русские курортники, деньги стекались буквально со всей России. Жертвователями были Государь Император и Священный синод, члены аристократических фамилий и государственные сановники, купцы и фабриканты, священники, среди которых был сам святой праведный Иоанн Кронштадский. Организовали сбор пожертвований и православные чехи-переселенцы в Волынской губернии, а потом и вся Волынская епархия. Всего было собрано 188 312 гульденов, а на покупку земельного участка, строительство и отделку храма и дома священника было истрачено 183 317 гульденов. Помощь оказали и местные власти: отпускали по льготным ценам строительные материалы, асфальтировали за свой счет прилегающие улицы.

В самый разгар строительства, в январе 1895 года, скончался А. А. Абаза и место старосты занял другой выдающийся человек - Анатолий Николаевич Куломзин (1838-1923 гг.), впоследствии председатель Государственного совета Российской империи, многогранный ученый с самым широким спектром интересов - от истории и археологии до географии и минералогии. В этой ситуации источником дополнительных средств послужили деньги, вырученные от продажи старого домового храма. К тому времени принесшее немало хлопот здание уже значительно обветшало и было определено под снос. В августе 1896 года за него было выручено 46 тыс. гульденов и с осени службы уже были перенесены в новый храм, где полным ходом шли внутренние и внешние отделочные работы, а крест над ним был поднят еще 27 июля 1894 года.

Длина храма с колокольней составляет 41 метр, ширина - 14 метров, высота храма под куполом - 21 метр. Сорокаметровая шатровая колокольня - восьмигранник на четверике увенчана позолоченным куполом с крестом. А с восточной стороны, к улице Садовой, сбегает шатровое крыльцо с лестницей и арочной галереей. Внешняя отделка храма богато декорирована живописными изображениями и лепниной. Вмещает храм вместе с хорами около 300 человек. Работы продолжались и после того, как храм был открыт, однако свой величавый облик, который радует наш глаз и теперь, он приобрел уже тогда. В 1913 году протоиерей Николай Рыжков повторил слова купца Д. С. Лепешкина, сказанные на юбилее Петра Великого о храме как о воплощении соответствия «величию России и Православия».

Петропавловский храм в Карловых Варах. Фото: vary.ru.jpg

Дополняет архитектурный ансамбль просторный дом священника, выполненный в той же древнерусской стилистике, что и храм, и внешне схожий со сказочным боярским теремом.

Колокола Петропавловского храма изготовил бесплатно знаменитый ярославский завод «П. И. Оловянников и сыновья». Самый большой из шести был весом 39 пудов и 20 фунтов, а медь была выделена по распоряжению Государя Николая II бесплатно. Знаменитый двухъярусный иконостас 1866 года, который и сегодня является главным украшением храма, перекочевал сюда из старой домовой церкви. Ширина его 7 метров 29 сантиметров, а высота - 6 метров 50 сантиметров в самой высокой точке. Иконы первого яруса - к югу от царских врат: Христа Спасителя и святых первоверховных апостолов Петра и Павла, с северной стороны - Пресвятой Богородицы и святых целителей и бессребреников Космы и Дамиана. Во втором ярусе пять икон - в центре круглая икона Тайной Вечери. Правый и левый клирос с киотами икон Божией Матери Всех скорбящих Радость и Исцеления расслабленного работы неизвестного художника - дар вдовы И. Н. Еранцова. По правую руку от клироса большая икона учителей словенских святых Кирилла и Мефодия.

Говоря о храмовых иконах, необходимо прежде всего остановиться на царских. Это дары императора Николая II, сделанные в 1897-1899 годах, - икона Христа Спасителя и Почаевская икона Божией Матери (к освящению храма), а также иконы святителя Николая Чудотворца и святого благоверного князя Александра Невского с эмалью, золочением и в серебряных окладах. Вдовствующая императрица Мария Федоровна прислала прекрасный образ святой равноапостольной Марии Магдалины.

Настоящей святыней храма является перенесенная из домового храма Пустынская икона Божией Матери, вклад 1870 года по завещанию Петра Дубовицкого. Храмовый образ святых первоверховных апостолов Петра и Павла пожертвовало храму неизвестное лицо, уникальные серебряные венцы - дар графини Е. В. Толстой, напрестольная дарохранительница - от Д. Е. Бернадаки, граф А. И. Мусин-Пушкин подарил дароносицу, князь С. М. Воронцов - напрестольный крест.

Следует также обратить внимание на две большие иконы златочеканного письма святых Веры, Надежды, Любови и матери их Софии и святого Андрея Юродивого - снова дар лица, пожелавшего остаться неизвестным. Небольшой по размеру образ Донской Божией Матери от генерала кавалерии А. М. Грекова с расшитой золотом ризой, выполненный в Донском Старочеркасском Ефремовском монастыре. Значительная по размеру, но не слишком изящной работы икона святой Ариадны, переданная неизвестным, обращает на себя внимание тем, что это небесная покровительница дочери протоиерея Николая Рыжкова, последнего настоятеля храма карлсбадской золотой эпохи.

Бронзовое паникадило с хрустальными элементами и настенные светильники, подаренные храму к освящению, были заменены нынешними из чешского хрусталя с множеством электрических свечей только в 1982 году. Были подарены и пудовое Евангелие, запрестольный крест, напрестольные кресты, облачения для духовенства, хоругви, лампады и множество икон от архиереев, духовенства и мирян.

Особенностью внутреннего убранства храма являются витражи. Всего в Петропавловской церкви можно увидеть 21 окно с цветным стеклом. Пять окон представляют собой иконографические изображения. Три из них расположены в алтарной части: Господь Вседержитель, попирающий крестом главу змия (на горнем месте), святитель Иоанн Златоуст (со стороны жертвенника) и святитель Василий Великий (со стороны ризницы). В основной части храма с южной и северной сторон расположены оконные витражи с изображением двух чешских святых - князя-мученика Вячеслава и княгини-мученицы Людмилы. Все эти витражи были изготовлены в городе Инсбруке (административный центр провинции Тироль на западе Австрии). Общая стоимость витражей составила 3200 гульденов. Часть этой суммы (покрывшая изготовление витражей святых Вячеслава и Людмилы) была взята из средств, собранных среди волынских чехов.

Торжественный день освящения долгожданного храма состоялся 28 мая (9 июня) 1897 года. Удивительным образом на нем присутствовали все три настоятеля русского храма в Карлсбаде! Возглавил богослужение митрофорный протоиерей Александр Лебедев - теперь уже настоятель петербургского Казанского собора, строитель домового храма. Первый настоятель и строитель Петропавловской церкви протоиерей Николай Апраксин и тогда еще псаломщик русского храма святителя Николая в Вене, выпускник Петербургской духовной академии Николай Рыжков.

Сослужили отцам Александру и Николаю десять священников из близлежащих русских заграничных церквей и находящиеся на лечении из России. Нужно особенно отметить тот факт, что среди них был Мануил (Эммануил) Матвеевич Немечек, автор «Православного календаря для русских и чехов» с параллельными текстами на русском и чешском языках, епархиальный миссионер-священник, сборщик средств на храм среди волынских чехов. Официальную Россию представляли принц Петр Александрович Ольденбургский - свояк императора Николая II и секретарь Российского посольства в Вене Дмитрий Александрович Нелидов (1863-1864 гг.), в годы Первой мировой войны посланник в Бельгии, а позже в эмиграции - казначей собора Александра Невского в Париже, известный знаток церковного искусства.

Конечно, присутствовали и городские официальные лица во главе с бургомистром Людвигом Шефлером, удостоенным наряду с другими ордена Святого Станислава II степени за помощь в строительстве. Пел пражский русский церковный хор, а храм не смог вместить всех желающих. Слово отца-настоятеля храма Николая Апраксина, сказанное на русском и немецком языках, было проникновенно и вызвало живой отклик у участников торжества, а впоследствии вошло в изданную в Праге брошюру, посвященную открытию церкви в Карлсбаде. Протоиерей Николай Петрович Апраксин служил настоятелем русских храмов в Праге и Карлсбаде с 1882 года, а осенью 1901-го, после перевода в Швейцарию, место его занял протоиерей Николай Николаевич Рыжков.

Судьба и жизнь этого человека, столетие кончины которого пришлось на 6 февраля нынешнего года, поистине уникальны и заслуживают отдельного описания.

Родился он 26 сентября 1868 года в семье священника в селе Борисовка Гайворонского уезда Курской губернии. После учебы в Курской духовной семинарии поступил в Киевскую духовную академию, которую и окончил в июне 1892 года кандидатом богословия. Служебный путь Николая Рыжкова начался в Петербурге в ведомстве православного исповедания, а в 1895 году он был назначен псаломщиком в храм святителя Николая при Российском посольстве в Вене. В 1894 году Николай Николаевич женился на молодой пианистке Ольге Александровне Ярошевской, в 1899 году родилась дочь Ариадна, который было суждено прожить долгую и полную событий жизнь на чешской земле, оставить книгу воспоминаний «Мой отец протоиерей Николай Николаевич Рыжков».

Тяга к знаниям нештатного секретаря консульства Российского посольства привела его в Венский университет, где он окончил филологический факультет по специальности «славяноведение». Кроме того, Николай Николаевич, имея прекрасный голос, продолжал занятия пением, начатые еще в Санкт-Петербурге. Богослов, дипломат, филолог и певец - множество дорог было открыто перед этим молодым человеком, но, как гласит семейное предание в пересказе дочери Ариадны, именно ее тяжелая и, казалось, смертельная болезнь и данный в случае выздоровления младенца обет принять сан определили его дальнейший жизненный путь.

В апреле 1901 года был издан указ о назначении Рыжкова в Прагу. В Санкт-Петербурге 13 июня Николай Николаевич был рукоположен во диакона, а на следующий день во священника. Так явился чешской земле отец Николай, в конце того же месяца прибывший в Прагу, а 8 июля уже отслуживший первую литургию в карлсбадском храме. Деятельность иерея Николая Рыжкова не ограничивалась исключительно делами церковными, пусть и в самом широком смысле этого слова. В конце XIX века в чешском обществе все активнее проявляется интерес к родной истории и культуре, пробуждается национальное самосознание, находят глубокий отклик идеи общеславянского братства.

Россия для славянских народов многонациональной Австро-Венгерской империи становится в известной мере не только объектом пристального внимания и сочувствия, но и точкой притяжения. Еще в 1867 году на Славянской этнографической выставке чешская делегация во главе с Франтишком Палацким - историком и национальным деятелем получила аудиенцию у императора Александра II. А в течение конца XIX - начала XX века десятки тысяч чешских семей обрели в России вторую родину, главным образом в Волынской губернии.

Но не только крестьяне-колонисты приезжали жить и работать в Россию. Вплоть до начала Первой мировой войны много чешских специалистов в самых различных областях промышленности и сельского хозяйства трудились здесь. Именно эти люди, а также сдавшиеся в плен чехи и словаки послужили основой для формирования чешской дружины, а потом и Чехословацкого корпуса, сражавшегося на стороне Российской армии против австро-венгерских и немецких войск, а после революции они приняли активное участие в вооруженной борьбе на стороне антибольшевистских сил.

Протоиерей Николай Николаевич Рыжков, настоятель Никольского храма в Праге, активно участвует в местной общественной жизни. Круг его взаимодействия весьма широк: писатели, журналисты, ученые, религиозные деятели и другие представители чешской интеллектуальной элиты. Сообщество «Православная беседа», созданное чешской интеллигенцией в 1903 году, служило примером интереса сотен чехов к богослужению на родном языке, возвращению к традициям святых Кирилла и Мефодия. В 1909 году его председателем был избран отец Николай. Он преподает Закон Божий на чешском языке для учащихся, издает чешский православный календарь, активно общается с участниками Сокольского движения, в основе которого лежат идеи братства славянских народов.

Понятно, что даже достаточно прогрессивные законы Австро-Венгрии в части вероисповедания не могли предоставить возможность создания и регистрации самостоятельной православной общины на территории Богемии. Так называемые старокатолики из Чехии и Моравии должны были при переходе в православную веру получать официальную регистрацию в сербской православной общине венского собора Святого Саввы. Главный русский храм в Чехии, пражская церковь Святого Николая на Староместской площади, которая была в очередной раз взята в аренду с 1 февраля 1901 года на 30 лет, подверглась серьезной реставрации, а 24 ноября 1905 года состоялось освящение обновленного храма. Значительные денежные средства на эти нужды выделил пражский магистрат, а протоиерей Николай Рыжков принимал в этой многолетней работе живейшее участие.

Не забывал наш герой и Карловы Вары. С 1905 года и до начала Первой мировой войны здесь ежегодно выходил «Русский карлсбадский календарь». 22 августа 1908 года к 25-летию со дня кончины Ивана Сергеевича Тургенева был создан Тургеневский фонд, призванный увековечить память о пребывании на лечении в Карлсбаде И. С. Тургенева и Н. В. Гоголя. А в 1912 году отметили 200-летнюю годовщину посещения города Петром Великим. Одним из главных направлений деятельности протоиерея Николая Рыжкова было устройство «Русского дома» в Праге и Карлсбаде. С начала XX века для этих целей проводился активный сбор средств, велись переговоры с местными властями о приобретении земельных участков.

Однако Первая мировая война на долгие годы отсрочила реализацию этих планов. 19 июля (1 августа) 1914 года Германия объявила войну России, а 24 июля (6 августа) к ней присоединилась Австро-Венгрия. Протоиерей Николай Николаевич Рыжков, как тому и следовало быть в разгар курортного сезона, находился в Карлсбаде. 22 июля (4 августа) в храме была литургия. Праздновали память равноапостольной Марии Магдалины - день тезоименитства императрицы Марии Федоровны. Отец Николай молился о даровании победы христолюбивому воинству. В современной литературе часто принято считать, что это произошло в самый день объявление Австро-Венгрией войны России - 24 июля, но простое знание календаря позволяет расставить все по местам, более того, учитывая, что наш союзник Сербия уже находился в состоянии войны с Австро-Венгерской империей еще с 15 (28) июля, был весьма понятен дальнейший ход развития событий. Это никак не умаляет мужества протоиерея Николая, но только подтверждает его репутацию героического пастыря, не склонного, впрочем, к эпатажным провокациям, как и пристало опытному дипломату, ответственному за судьбы своих сотрудников и всей русской общины. Тем не менее уже 25 июля (7 августа) Николай Николаевич Рыжков был арестован и препровожден в гарнизонную тюрьму города Эгер (теперь г. Хеб).

Русские газеты отреагировали на это событие. Любимый учитель отца Николая еще в семинарии Александр Александрович Бронзов, теперь уже профессор Санкт-Петербургской духовной академии и его родственник (женат на старшей сестре Рыжкова Юлии), откликнулся в августе 1914 года статьей в «Новом времени», которая была озаглавлена «Пастырь-герой». В ней шла речь о том, что Николай Николаевич в трудный момент остался верен долгу священника-патриота и не покинул своей паствы. И это только одна из таких публикаций, где открыто говорилось о той роли, которую он играл в деле объединения славянских народов и их избавления от австрийского угнетения. К счастью, в крепости он пробыл недолго и скоро был отпущен под надзор властей без права покидать город. Вплоть до февраля 1915 года отец Николай мог совершать требы и поддерживать русских раненых военнопленных, появившихся там с течением боевых действий.

Но взаимное ожесточение нарастало, и протоиерей Николай был арестован и помещен в венскую тюрьму, а его супруга Ольга Александровна - в гражданский лагерь в Карлштейне. Дочери Ариадне, к счастью, удалось выехать и продолжить обучение в Александровском (Смольном) институте. В это время в той же тюрьме находились и антиавстрийски настроенные чешские общественные деятели - Карл Крамарж (впоследствии первый премьер независимой Чехословакии, человек православного вероисповедания, много сделавший для русских эмигрантов), Винценц Червинка, Алоис Рашин, которым смертный приговор за антигосударственную деятельность был заменен на 20 лет каторги в июле 1916 года. Пребывание в заключении было для протоиерея Николая Рыжкова временем усердной молитвы, любимого пения и напряженного чтения всей возможной литературы.

Процесс над русским священником шел с 19 апреля по 5 мая 1917 года. Обвинительное заключение содержало 377 машинописных страниц, где подробнейшим образом была рассмотрена вся жизнь протоиерея в Австро-Венгерской империи. В вину ему была поставлена практически вся его пастырская, общественная и культурная деятельность. И, несмотря на двухчасовую защитную речь Николая Николаевича, которую он произнес на прекрасном немецком языке, 7 мая 1917 года за панславистскую пропаганду и развитие чешско-русских связей во всех возможных сферах общественной жизни, а фактически за мнимый шпионаж в пользу Российской империи, венским военным дивизионным судом был вынесен приговор: смертная казнь через повешение.

Российское правительство через испанское посольство уже не первый год хлопотало об отце Николае. Был предложен обмен на униатского митрополита Андрея Шептицкого, плененного русскими войсками во Львове. Однако после Февральской революции митрополит уже был на свободе и спокойно хозяйничал на территории своей епархии. Только вмешательство испанского короля Альфонса XIII предотвратило смертную казнь. Андрей Шептицкий направился в Австрию, а Николай Николаевич Рыжков с супругой - в Россию, где их в Петрограде в ночь с 18 на 19 июля встречали депутация от Петроградского епархиального собора и единственная дочь Ариадна.

Жизнь семьи Рыжковых в революционной столице складывалась непросто, особенно после прихода к власти большевиков. Изможденный долгим пленом отец Николай часто и серьезно болел, впрочем, в 1919 году он получил место священника в церкви Вознесения Господня на Загородном проспекте, пройдя своего рода конкурс из желающих у прихожан во многом благодаря блестящей проповеди, сказанной с присущим ему воодушевлением и знанием своего дела. Умер протоиерей Николай Николаевич Рыжков, причастившись Святых Христовых Таин, 24 января (6 февраля) 1920 года от менингита, возникшего на фоне свирепствовавшей тогда испанки. Из воспоминаний дочери мы можем узнать, что самоотверженный пастырь погиб, выполняя свой долг священника, а именно после визита для принесения причастия в дом, где вся семья буквально лежала в горячке.

25 августа 2011 года в рамках празднования 300-летия первого приезда Петра Великого в Карловы Вары был освящен памятник настоятелю храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла протоиерею Николаю Рыжкову работы московского скульптора Сергея Юрьевича Бычкова. Памятник освятил архиепископ Егорьевский Марк (ныне митрополит Рязанский). Так, спустя почти 100 лет, отец Николай вернулся к родному храму. А еще раньше, 20 мая 1937 года, в память о 20-летии со дня неправосудного приговора на фасаде Никольской церкви в Праге была установлена мраморная табличка на чешском языке с надписью: «Мученик за православную веру и верность славянства протоиерей и настоятель этого храма 1900-1914 гг. о. Николай Рыжков (26.09.1868 - 6.02.1920)». Лучшую эпитафию трудно себе и представить!

Как же сложилась судьба русского храма в Карлсбаде после ареста Николая Рыжкова? Разумеется, храм по причине войны был закрыт, деньги, собранные на строительство «Русского дома», конфискованы, более того, власти сняли колокола и медь с куполов православного храма. Церковь была снова открыта только после образования нового государства - Чехословацкой Республики. Однако, по причине отсутствия русских туристов, свое значение она потеряла, поскольку многочисленные эмигранты из бывшей Российской империи, поселившиеся в Чехословакии, здесь практически не проживали.

Приход находился под управлением митрополита Евлогия (Георгиевского), следуя за ним из юрисдикции Московской патриархии в юрисдикцию Константинопольского патриархата, а имущественный вопрос оставался открытым. Чешский суд наложил на все движимое и недвижимое имущество арест до появления законного собственника, однако разрешалось его использование. И такое положение дел сохранялось до февраля 1952 года, когда все было возвращено к исторической справедливости.

В 1939 году Чехословакия, став жертвой мюнхенского сговора, потеряла Судеты, и они стали до 1945 года территорией Германского рейха. Карловарский приход перешел в подчинение архиепископу Берлинскому Серафиму (Ляде). Малоизвестная страница жизни Петропавловского храма в Карловых Варах связана с пребыванием в этом городе в конце войны предстоятеля Русской православной церкви за рубежом митрополита Анастасия (Грибановского) и его Синода.

Транзитом через Вену, подвергавшуюся бомбардировкам союзников, в тихий Карлсбад прибыл не только владыка Анастасий, но и находившаяся с 1920 года в Сербии великая святыня Русской православной церкви - Курская Коренная икона Божией Матери «Знамение». С конца ноября 1944 года по май 1945-го (по некоторым источникам июнь-июль 1945 г.) она находилась в карловарском храме.

Вообще, удивительно, что, несмотря на многочисленные исторические события, бесчисленное количество священнослужителей, пребывавших в храме, церковь святых апостолов Петра и Павла не утратила практически ни одной святыни. Серьезно не пострадал и внутренний интерьер. После окончания Второй мировой войны коренным образом поменялся этнический состав Карловарского края. Здешние немцы были выселены в Германию, а их место заняли переселенцы из самых разных уголков Чехословакии, но не только - несколько десятков тысяч православных волынских чехов, вернувшихся на историческую родину, обосновались именно здесь. Они и составили костяк православных общин в Карловых Варах, Марианских и Франтишковых Лазнях.

С 1946 года до своей кончины настоятельствовал в Петропавловском храме протоиерей Алексий Иванович Витвицкий (1894-1973 гг.). Он был и ректором духовной семинарии, существовавшей здесь с 1948 по 1949 год. 23 ноября 1951 года Русская православная церковь даровала автокефалию (самостоятельность) Чехословацкой православной церкви. 1 апреля 1979 года по просьбе предстоятеля Чехословацкой православной церкви Блаженнейшего митрополита Дорофея в Карловых Варах было открыто подворье Русской православной церкви. Местом пребывания его стал храм святых апостолов Петра и Павла, а первым настоятелем был назначен архимандрит Владимир (теперь митрополит Омский и Таврический). Необходимо также отметить, что в 1998 году в Москве в храме святителя Николая в Котельниках было открыто на основе взаимности представительство Православной церкви Чешских земель и Словакии при Патриархе Московском и всея Руси.

Уже в 1980 году в карловарском храме начались реставрационные работы, которые продолжались до 1987 года. Внутри церковь была полностью расписана местным художником Миланом Краузе и целой группой московских церковных живописцев. В 1985 году здесь молился Святейший патриарх Московский и всея Руси Пимен, а в 1992 году храм посетил патриарх Алексий II. В 1997 году на престольный праздник торжественно, с приглашением послов всех славянских государств в Чехии была отмечена 100-летняя годовщина храма.

В апреле 2006 года настоятелем подворья Русской православной церкви в Карловых Варах был назначен протоиерей Николай Васильевич Лищенюк, ранее настоятель посольского храма Святого великомученика Георгия Победоносца в Праге. За эти годы в Петропавловском храме проведены генеральный ремонт и реставрация. Были заменены все коммуникации, кровля, отремонтированы и позолочены купола, отреставрированы все иконы и иконостас, полностью обновили росписи храма и внешнюю отделку, устроили новую крестильню, а также отремонтировали приходской дом. Опять зазвонили ярославские колокола взамен переплавленных 100 лет назад австрийскими властями.

В 2015 году сбылась наконец-то главная мечта протоиерея Николая Рыжкова - в городе появился «Русский дом» - духовно-культурный центр «Вилла София», во всех делах которого активно участвует консульство РФ в Карловых Варах. Тут работает библиотека, проходят лекции и концерты, дети занимаются в русской гимназии, и, конечно, в одном из помещений есть мемориальный музей с личными вещами, документами и фотографиями отца Николая Рыжкова. Все вернулось на круги своя и с точки зрения права. Согласно законам Чешской Республики, в 2007 году зарегистрирована религиозная организация под названием «Русская Православная Церковь - Подворье Патриарха Московского и всея Руси в Чешской Республике», являющаяся собственником храма.

В 2019 году Указом Президента Российской Федерации «За заслуги в укреплении дружбы и сотрудничества между народами, плодотворную деятельность по сближению и взаимообогащению культур наций и народностей» настоятель подворья протоиерей Николай Лищенюк был награжден медалью Пушкина, а в этом году магистрат Карловых Вар присвоил отцу Николаю звание почетного гражданина города, что для священника - гражданина другой страны в Чехии - факт беспрецедентный!

Само собой, что все те замечательные события, которые произошли за последние годы, невозможны без благотворителей. И главный из них - российский бизнесмен, доктор экономических наук Георгий Леонидович Краснянский. Во внимание к его помощи он как глава Попечительского совета подворья был удостоен ордена Русской православной церкви Святого благоверного князя Даниила Московского второй степени.

В 2007 году широко праздновали 110-летие русского храма во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Карловых Варах. Праздник возглавили митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (ныне Святейший патриарх Московский и всея Руси). Присутствовали многочисленные гости и официальные лица. Митрополит Кирилл в своем слове отметил, что в истории храма Петра и Павла в Карловых Варах нашли отражение многие трагические события XX столетия: его не обошли стороной и Первая мировая война, и революция в России, и немецкая оккупация. Однако храм пережил все невзгоды и выстоял и сегодня является оплотом православной культуры в Западной Европе, духовным центром для православных русских людей в Чехии.

Источник: журнал «Международная жизнь»

Материал представлен на IV Международный конкурс молодых журналистов «Со-Творение», объявленный в 2020 году фондом «Русский мир»

Также по теме

Новые публикации

Специалисты, занимающиеся проверкой работ Тотального диктанта, отмечают, что почерк участников становится год от года всё хуже и хуже. И ладно бы только это: куда важнее, как влияет на наш мозг постепенная утрата навыка письма «пером» на бумаге.
Накануне открытия XIV Ассамблеи Русского мира были подведены итоги IV Международного конкурса молодых журналистов «Со-Творение». В этот раз его победителями стали журналисты из России, Грузии, Узбекистана и Эстонии. А всего на конкурс было прислано 400 работ из полутора десятков стран.
Польский общественный деятель Ежи Тыц приехал в Россию с идеей – установить в Кракове памятник советским воинам, спасшим заминированный город от подрыва фашистами в 1945 году.
Тест TruD как часть всемирной акции по повышению грамотности «Тотальный диктант» вызывает интерес у людей по всему миру. Он создан для тех, кто изучает русский в качестве иностранного и готов проверить свои способности на практике. В 2018 – 2019 гг. Дальневосточный филиал фонда «Русский мир» открыл более 10 новых зарубежных площадок в странах АТР для желающих пройти этот тест.
Десятки стихов, рассказов и очерков пришло на конкурс «Океания говорит по-русски», объявленный сиднейской газетой «Единение». Подобные конкурсы наши соотечественники в Австралии и Новой Зеландии проводили и раньше, но впервые был охвачен настолько большой регион. Да, произведений от русскоязычных жителей, как тут говорят, «с островов» совсем мало, но важно, что рука к ним протянута.  
22 октября 2020 года отмечалось 135 лет установления дипломатических отношений между Россией и Аргентиной (1885). К этой дате был приурочен проведённый 21 октября под эгидой посольства Российской Федерации в Аргентине круглый стол «Россия – Аргентина: 135 лет дружбы и сотрудничества. Культурно-гуманитарный вектор».
Донецкий национальный университет сегодня – это ведущий научный и образовательный центр Донецкой Народной Республики. Несмотря на тяжёлые времена, которые вуз пережил в 2014 году, когда в Донбассе шли бои, университет сохранил кадры и продолжает полноценную работу.