RUS
EN
 / Главная / Публикации / Коллекция Лобановых-Ростовских будет выставлена в Театральном музее Петербурга

Коллекция Лобановых-Ростовских будет выставлена в Театральном музее Петербурга

18.06.2008

Коллекция Лобановых-Ростовских, приобретенная недавно  Международным благотворительным  фондом «Константиновский», будет выставлена в Санкт-Петербургском государственном музее театрального и музыкального искусства. Выставка откроется в начале сентября с.г. в Главном историческом здании музея на площади Островского (здесь до революции располагалась Дирекция императорских театров России). Прокомментировал эту новость в интервью корреспонденту журнала «Русский мир.ru» сам Никита Лобанов-Ростовский. Он также приоткрыл подоплеку состоявшейся недавно продажи своей коллекции в Россию.

«Мы хотели, чтобы наша коллекция во всей ее полноте и целостности попала на хранение в Театральный музей. Это академическое собрание изобразительного и театрально-декорационного искусства. Собрание не только важно как эстетический объект, но и как целый пласт русской культуры. Это не только произведения живописи, но и шедевры театрального оформления. Поэтому для нас идеально, чтобы оно разместилось в центре города, где к нему имели бы доступ не только ученые – как российские, так и зарубежные, – но и, главным образом, студенты, чтобы последние могли видеть эти произведения и общаться с сотрудниками музея.

Вот почему мы рады, что коллекция оказалась в Театральном музее, и мы надеемся, что она останется там как можно дольше, а не перекочует во вновь отстроенное фондом «Константиновский» здание.  Может быть, с точки зрения фонда перемещение в Константиновский дворец и является в чем-то полезным, но, по большому счету, для России более важно присутствие коллекции в центре Петербурга».

Продавцом коллекции, сообщил Лобанов-Ростовский корреспонденту «Русского мира.ru», является зарегистрированная в Панаме компания Europactole Properties Inc. «Да, – разъяснил меценат, – собрание называется  коллекцией Лобановых-Ростовских, но оно нам не принадлежало. Дело в том, что мы с супругой решили так: если что-то с нами случится, наше собрание не должно развалиться, как это, например, случилось с коллекцией Рубинштейна и Шустера, оно должно быть передано в собственность компании Europactole Properties Inc., филиал фонда, находящегося в городе Нассау на Багамах. Europactol, в соответствии с нашей волей, должен после нашей смерти пристроить коллекцию куда-нибудь в Россию. Когда мы несколько лет назад принимали такое решение, для нас не имело значения, когда и что – главное, чтобы была структура, которая бы выполнила это наше условие».

«У компании Europactole Properties Inc., – продолжил князь Лобанов-Ростовский, – осталась вторая половина коллекции. Например, одна из шести версий картины Серова «Похищение Европы», архив и библиотека в 3 тыс. томов, связанные напрямую с этой коллекцией, шедевры русской станковой живописи, связанной с русским авангардом 20-х годов.

Так что мы сейчас надеемся, что фонд «Константиновский» приобретет и эту вторую часть, которая, может быть, для фонда более интересна. Интересна в том смысле, что она включает работы русских живописцев, выполненные маслом. Они бы и могли украсить стены Константиновского дворца. Архив же и библиотека настолько тесно связаны с коллекцией, что они, как я считаю, должны быть органической ее частью».

«Пока в фонде «Константиновский» в отношении коллекции придерживаются такой позиции, что все должно быть засекречено, что о состоявшейся продаже нельзя говорить, пока они не соберут пресс-конференцию. Хотя и СМИ уже об этом написали, да и губернатор Валентина Матвиенко еще в апреле рассказала о факте покупки. Увы, мы узнаем о происходящем только из СМИ».

Меценат выразил мнение, что за оставшиеся два с лишним месяца до объявленной даты открытия выставки (1 сентября) подготовиться к ней будет весьма трудно. Тем более что работы еще находятся на хранении в Германии.

Как сообщила корреспонденту журнала «Русский мир.ru» директор Санкт-Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусства Наталья Метелица, коллекция Лобановых-Ростовских разместится в пяти залах  главной анфилады музея; выставка продлится примерно 6-7 недель.

«Большая часть коллекции, – подчеркнула Метелица, – в той или иной степени связана с «Русскими сезонами»  Дягилева, 100-летие которых будет отмечаться в будущем году. Но есть еще одно знаменательное совпадение. Коллекцию передают нам в год 100-летия нашего музея. А ведь именно по этим ступеням музея, по которым публика пойдет в сентябре смотреть эту коллекцию, когда-то поднимался Сергея Павлович Дягилев, служивший в Дирекции императорских театров чиновником по особым поручениям. Поэтому размещение коллекции в стенах нашего музея исторически оправданное и при этом удивительное  событие».

Комментируя появившиеся в СМИ сообщения о якобы существующих планах постоянного размещения экспонатов коллекции в Константиновском дворце, директор театрального музея обратила внимание на одно важное обстоятельство: «Эта коллекция театральной графики, основу которой составляют рисунки, акварели, пастели и гуаши, выполнена техникой, которая не имеет права быть выставленной больше 3-4 месяцев на свету. Ультрафиолет для таких работ губителен. Если коллекцию выставить на постоянное экспонирование, то через три-четыре года она прекратит свое физическое существование. Просто все выцветет, и экспонаты потеряют свою художественную ценность и значимость».

В связи с этим Наталья Метелица считает принципиально важным принятое фондом «Константиновский» решение передать собрание на временное хранение  в Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства.

Метелица затруднилась ответить на вопрос корреспондента «Русского мира.ru», куда попадет коллекция после периода «временного хранения» в музее, однако заметила, что в любом случае она не может быть предметом бытового – пусть и высокохудожественного – интерьера. Каковым, например, является  коллекция Ростроповичей, которая с недавнего времени достаточно комфортно чувствует себя в стенах Константиновского дворца. «Холст, масло, хрусталь, камень, мебель могут храниться на свету несколько десятилетий при условии, если они уже отреставрированы и в хорошем состоянии и при соблюдении температурного режима. Театральная графика света не выносит».

То, что коллекция попала в музей, госпожа Метелица рассматривает как  восстановление единого культурного пространства. «У нас в фонде те же имена, те же художники, но в основном в образцах их творчества до отъезда за рубеж. Речь идет о работах Бакста, Бенуа, Бориса Анисфельда, которые до революции работали в России, а затем уехали за рубеж, после чего в России об их творчестве почти ничего не знали».

«Важно то, – подчеркнула Метелица, – что теперь коллекция включается в научный оборот как часть единого пространства театрально-декорационного искусства. То есть коллекция Лобанова-Ростовского составляет фактически единое целое с тем, что имеется в хранилищах музея. У музея 28 тысяч единиц театральной графики, коллекция Лобанова-Ростовского – 810 единиц.

И если мы будем ее экспонировать, то у нас есть всегда возможность замены: то есть мы ее экспонировали, затем убрали, выставили следом то, что ее дополняет, и т. д. 

Во-вторых, у нас, в отличие от остальных музеев мира, огромная – свыше трех тысяч – коллекция театральных костюмов. Это бывший гардероб императорских театров. Многие выполнены по эскизам Бакста, Головина, Бенуа. Таким образом, мы на этой выставке попытаемся, с одной стороны, представить коллекцию Лобановых-Ростовских, а, с другой, дополним ее уже нашими материалами. И на конкретных именах, в том числе на примере произведений, которые попали в собрание Лобановых-Ростовских, мы подчеркнем историческую связь, покажем, как, например, выглядели эскизы того же Бенуа здесь, и как – для «Русских сезонах» в Париже».

По мнению Метелицы, князь Лобанов-Ростовский проделал колоссальную работу: объединил разрозненные материалы к «Русским сезонам», собрал самую полную частную коллекцию театральной графики, значение которой  абсолютно, ибо таких коллекций уже никто никогда не соберет. Дело в том, что иссякли источники таких коллекций. Последними собраниями подобного масштаба была коллекция Сержа Лифаря, проданная на аукционе в 1980-х годах, и коллекция Бориса Кахно, которая в середине 90-х была выкуплена  Национальной библиотекой Франции и хранится в Музее Парижской оперы.    

«Мы с Никитой Дмитриевичем знакомы с 1972 года. Он не раз приходил к нам в музей, не раз дарил нам рисунки, например, Николая Александровича Бенуа, факсимильные рукописи Стравинского и другие.  И мы особенно благодарны Никите и Нине за то, что они ее не распродали по частям, хотя, я уверена, были заманчивые предложения. Они ждали, когда Россия наберет силы и мощи, чтобы приобрести коллекцию. Именно музейные условия хранения, считает Лобанов-Ростовский, гарантирует ее полную сохранность.  Решение фонда «Константиновский» о передаче коллекции театральному музею «на временное хранение» как раз и обусловлено данными обстоятельствами», – разъяснила Наталья Метелица.

Более того, как сообщила она, власти города уже выделили дополнительные средства на то, чтобы коллекция была размещена в музее достойно. Это решение было принято лично Валентиной Матвиенко. После завершения выставки коллекция будет размещена в фондохранилище музея в Доме-музее Ф.Шаляпина на ул. Графтио. Там для нее выделено специальное помещение и  уже заказано специализированное оборудование для хранения театральной графики.

Рубрика:
Тема:
Метки:

Также по теме

Новые публикации

23 августа 1939-го Москва подписала с Берлином нашумевший договор о ненападении и секретный протокол к нему. Сегодня многие западные историки и СМИ представляют это соглашение едва ли не как свидетельство преступного союза Сталина и Гитлера, поделивших между собой Восточную Европу. Но был ли у советского руководства выбор? Об этом рассуждает председатель попечительского совета Российского военно-исторического общества Сергей Иванов.
Евгений Малиновский – многогранный артист, родом из Сибири, живущий в Варшаве, и больше всего известный польской публике как «сибирский бард», отметил 25-летие своей творческой деятельности Польше. В нашей беседе на творческом вечере – концерте под названием «Одно сердце – два Отечества» в уютном варшавском салоне „Kalinowe Serce” Евгений признался, что хотя в нём течёт польская кровь по дедушке, он не сразу выбрал Польшу своей второй родиной.
23 августа исполняется 80 лет со дня подписания Договора о ненападении между Германией и СССР, известного как «Пакт Молотова – Риббентропа». Эта страница истории по-прежнему волнует многие умы, поэтому появление новых документов по этой теме всегда вызывает большой интерес. Накануне общественности был представлен сборник документов «Вынужденный альянс. Советско-балтийские отношения и международный кризис 1939-1940».
30 июля Государственному Лермонтовскому музею-заповеднику «Тарханы» исполнилось 80 лет. А в октябре родовая усадьба поэта готовится отметить 205-летие со дня его рождения. Как сегодня живёт и развивается музей-заповедник «Тарханы», принимающий в год порядка 300 тысяч посетителей? О неувядающем интересе к Михаилу Лермонтову рассказывает директор Государственного Лермонтовского музея-заповедника «Тарханы» Тамара Мельникова.
20 августа 1939 года началась знаменитая операция Красной армии при поддержке монгольских соединений по окружению и уничтожению японских войск на реке Халхин-Гол. Менее чем за две недели, уже к 31 августа, территория Монголии была полностью очищена от японцев, а 15 сентября Япония пошла на подписание договора о прекращении конфликта.
В этом году День города в Донецке – 25 августа – будет особенным: город празднует 150 лет со дня основания. Из Москвы на юбилейные мероприятия приедет большая делегация – в том числе представители общественной организации «Землячество донбассовцев». О том, каким образом московское землячество помогает Донбассу, рассказывает первый заместитель председателя правления этой общественной организации Пётр Акаёмов.
История, исторические факты – вещи, сами по себе неудобные для тех недобросовестных политиков, которые пытались изменить и переписать прошлое в угоду собственным воззрениям и соответствующей конъюнктуре. Так получилось, что правда о существовании русин всячески замалчивалась или даже намеренно искажалась в тех государствах, которые в то или иное время владели этим краем.  
Американец Шон Куирк, музыкант и менеджер известного в России и за рубежом тувинского коллектива «Алаш», говорит на четырёх языках. На заграничных гастролях он объявляет композиции «Алаша» по-английски, поёт тувинские народные песни на публику и для себя и, если зрители просят, может порадовать их русской частушкой. А ещё читает книги на языке предков – древнеирландском.